Цифровой рубль

Это не криптовалюта. Как сказано в опубликованном для широкого обсуждения документе, криптовалюты «не могут полноценно выполнять все функции денег, а также нет надежного гаранта, обеспечивающего легитимность и надежность их создания и использования». Это новая форма существующей национальной валюты.

48-страничный документ содержит массу исторических ссылок, определений и сравнений. В сухом остатке оказалось на удивление мало:

  1. цифровой рубль это денежная единица, имеющая хождение между специальными «кошельками» участников централизованной системы, поддерживаемой ЦБ;
  2. эмиссия денежных единиц происходит так же, как и в случае с наличностью;
  3. каждая новая денежная единица обладает уникальным кодом, аналогично тому, как каждая банкнота имеет свой номер;
  4. технически обращение денежной массы сводится к переводу кодов электронных банкнот между кошельками;
  5. для работы будет необязателен интернет (что бы это ни значило).

Детали предлагается вынести на широкое обсуждение, после которого будет разработка, тестирование и решение о запуске в эксплуатацию. Способов поучаствовать в обсуждении я не нашел — на комментарии они не отвечают, письма по указанным адресам игнорируются.

Кратер возможностей

«Занижаешь горизонт?». Эта фраза непроизвольно вырвалась у меня во время обсуждения и, приготовившись объяснять свой ход мыслей, я был изрядно удивлен, услышав в ответ однозначное «Да!». Речь шла о целях и желании их достигать.

Слушая, как мой друг собирается изучать музыку до определенного, для самого себя установленного, уровня и там остановиться, я буквально увидел картинку «кратера» возможностей, которую он описывает.

Для него он ступенчатый — почти ровные переходы между уровнями, за которыми серьезное напряжение сил — и выход на следующую ступеньку. Экзамен, признание, умение сыграть сложную мелодию. Для меня — сглаженный, каждый следующий шаг то проще, то сложнее. Нет никаких «контрольных точек» и предельного напряжения сил, но нет и ровных площадок. В целом, одинаково. Разница, как водится в деталях.

Для меня отдых это остановка, я так и делаю. Для него — продолжение движения в сторону следующей ступени. Для него достижение это количество пройденных ступеней, а для меня — отношение тех, кто которые выше меня, к тем ниже.

На самом же деле это одна и та же разность высот, но у него эта метрика объективная и очевидная, а у меня субъективная и применимая только в сравнении. Ну, или сверяться с уровнем ступеней, по которым идет мой друг, чтобы примерно предположить себя «где-то там».

Но ведь дело-то не в возможностях и «кратере», они могут быть одинаковыми. Один и тот же путь из кратера можно считать по разному. И преодолевать склоны можно пробивая ступени, а можно — раскатывая их «в пыль» и насыпая пологую тропинку. Дело в подходе.

В обсуждаемой ситуации под «занижением горизонта» я подразумевал отказ от того, что потребует чрезмерных сил. Что делает человек, подходя в высокой стене? Либо влезает на нее, либо остается. А что делает человек, подходя к склону? — скорее всего, в любом случае поднимается, но может остановиться где-то посередине.

У него горизонт это следующая ступень, чтобы посмотреть дальше — нужно сначала на нее взобраться. Или не взобраться — тогда какая разница, что там? Зато он всегда может до него дойти и решить — увеличивать его или нет. Заниженный горизонт как крыша над головой, под ней спокойней.

Для меня горизонт всегда остается горизонтом, дойти до него я не смогу никогда и всегда буду видеть дальше, чем смогу пройти. Это не всегда приятно, в этом мой друг мудрее. Но зато я не сдамся из-за того, что передо мной слишком высокая ступень, а остановлюсь где-то между ступенями на той высоте, достигнуть которой мне хватит сил. С абсолютной точностью, зная, что сделал все, что мог.

От стариков все зло в этом мире

Эту фразу Юлиан Семенов в «Семнадцати мгновениях весны» написал от имени следователя гестапо. Но я все уже склонен с ним согласиться, возможно, даже вопреки авторской позиции.

Дело вовсе не в возрасте. Старость это умирающая самокритичность. Ее может и вовсе не быть, это другой недуг, но когда человек вдруг начинает мыслить масштабами «лес валят — щепки летят», себя при этом «щепкой» не считая, то это она и есть — анекдотичная, с домино и геополитикой.

Их уже нельзя переубедить, можно только высмеивать. Есть даже слабый шанс, что это поможет. Или нет. Но когда в старческий маразм впадает власть, ничего другого все равно ведь не остается…

Рулевые «Титаника»

«Лысый» — террор
«Усатый» — культ личности
«Кукурузник» — волюнтаризм
«Брови» — застой
«Гонки на лафетах» — интриги
«Меченый» — разговоры
«Царь» — развал
«Лунтик» — «рокировка»

Про нынешнего говорить еще рано. Пусть сначала закончится.

Айсберг, между тем, все ближе…

Теоретические теоретики

Для физиков, химиков, инженеров, биологов, астрономов, лингвистов (даже философов!) математика — не наука, а инструмент. И только сами математики, занимая в научном мире место «оруженосцев» (ну, хорошо — «оружейников»), считают иначе.

Про математику

Когда алгебра, геометрия и функциональный анализ начинают пересекаться — понимаешь, что математику надо учить без этого идиотского разделения.

Виды лжи

Как известно, «существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Авторство этой фразы приписывается Марком Твеном великому Дизраэлли, но говорил ли он это — доподлинно неизвестно. Но не в этом дело.

Новое время принесло нам еще одну разновидность, имя которой лицемение. Идея двоемыслия не нова, но именно сейчас она испытывает небывалый подъем, триумфально шествуя повсеместно.

Мелкий коррупционер держит православные иконки на том самом рабочем столе, за которым «играет в тендер». Крупные чины, под чьи представительские автомобили на парковке церковно-развлекательного комплекса «Храм Христа Спасителя» забронированы отдельные места, обеспечивают эти игры, протаскивая в законодательство дорогостоящие инициативы под совершенно смехотворными предлогами. А церковь, высшие чины которой заседают в Государственной думе, превращает черное в белое, привычно отрабатывая константинов дар власти. Которая, в свою очередь, громогласно подменяет интересы граждан своими, всеми методами подавляя сомнения — от блокировки источников «другой» информации до законодательной декларации собственной непогрешимости. С той же декларацией патриотизма и духовности наказывающая несогласных.

Хорошая память стала преступлением, простое сопоставление фактов считается посягательством на святыни. Флаги, гимны и самыи лик первого гражданина превращены в символы веры. Слово «юстиция», некогда происшедшее от латинского «справедливость», заменена богословием. А еретиков не судят — их жгут на кострах. Во имя новых богов, которые наконец-то сошли с небес к людям и теперь имеют имя, должность и звание.

Ныне, и присно, и вовеки веков. Пиз… Аминь!

Правило Бренсона

Я всегда рад, когда меня обслуживают из рук вон плохо. Нет, я вовсе не мазохист — просто лучшие из моих бизнес-идей возникли, когда меня плохо обслуживали.

Ричард Бренсон

Бренсон весьма неоднозначная фигура, как бы не превозносили его сектанты предпринимательства. Но это правило заслуживает того, чтобы использовать его в качестве руководства к действию. Все мы, выражая недовольство плохой организацией или же полному отсуствию чего-то необходимого, нет-нет да и говорим «это надо было сделать по-другому». Все, что требуется — не забывать это ощущение и продумать, как сделать это правильно. Пусть даже эти идеи пропадают втуне — они все равно приносят свою пользу. Не говоря уже о том, что одна из десяти… ста… даже тысячи может стать золотой.

Если, конечно, вам интересно сделать в этом мире что-то значимое для других. Для людей, погруженных в себя рецепт другой — но об этом в другой раз.

Мораль и деньги

Сначала Disney в порыве праведного гнева увольняет режиссера «Стражей Галактики» за неэтичные твиты, а затем под давлением заступившейся общественности возобновляет контракт.

На самом деле все это неправда. Уволен он был не по этическим соображениям, а чтобы не дать повода эти соображения использовать против самой Disney. И возобновлен контракт был не под давлением общественности, а из-за того, что никто другой третьих «Стражей…» не снимет.

Рабочее

Моя кошка замечательно разбирается в программировании. Стоит мне объяснить проблему ей — и все становится понятно.

John Robbins, «Debugging Applications»

Словарь империи, «-ЦИЯ»

Экспроприация
Революция
Национализация
Электрификация
Коллективизация
Индустриализация
Реабилитация
Кооперация
Демократизация
Приватизация
Либерализация
Инновация
Модернизация
Реновация

«Утратив правый путь во тьме долины…»

Я никогда не был созидателем. Во мне нет умения видеть несуществующее, а без этого невозможно создать что-то новое. Я могу видеть несовершенство существующего, но никто не чинил того, что не сломано.

Я был разрушителем, потому что это мой способ улучшить мир — ломая несовершенное, уничтожая ненужное. В этом был смысл. Но созидатели так и не пришли и вокруг меня выжженная пустыня оборванных коммуникаций. Меня избегают.

Я начал упорядочивать знания и, отдавая их миру, стал учителем. И были ученики, в этом тоже был смысл. Но ученики ушли и больше никому не нужно то, что я могу сказать.

И я не знаю, кто я есть и кем мне стать. В чем искать смысл и — искать ли?

DC и Marvel

Криминальные улицы мрачного Готэм-сити сделали из Брюса Уэйна героя в маске. Бэтмен появился потому, что «этому городу нужен новый герой». Он порождение среды, его ответ на несовершенство мира, его желание все изменить. А Питер Паркер сначала получил свои способности Человека-паука, а потом осознал, что «большая сила это большая ответственность». Миры Marvel — результат существования людей со сверхъестественными способностями, которые его меняют.

Вся разница в том, что на философский вопрос «что первично — личность или окружение?» DC и Marvel отвечают по-разному. Ответ Marvel мне нравится больше.

Мир остановился

Мир стремительно рос вширь — новые улицы, города, страны; вглубь — новые люди, знания, события; во времени — история, космология, физика; в несбывшееся и несуществующее — литература, кинематограф, виртуальная реальность. Горизонт убежал аж за горизонт событий, а пространство внутри заполнилось встречами и идеями, гаджетами и спортом, умениями и сверхъестественными способностями.

А потом он остановился. Не покидая Земли, мы узнали границы Вселенной; не выходя из кинотеатра — пережили Апокалипсис; не сделав и шага, познали пределы. Нам не нужен гравитационный двигатель — для наших нужд достаточно бензинового; не нужны звезды — все наши интересы на Земле; не нужна вечность — даже нашу короткую жизнь мы тратим на совершенствование ничегонеделания.

А потом он станет уменьшаться. Круг общения все меньше, интересы все уже, путешествия все короче. Делать что-то, не чувствуя себя первопроходцем, сначала невозможно, потом тяжело, но вскоре — вполне приемлемо. Чтобы сохранить привычные радости, чтобы новый день не стал хуже прошедшего. И книги о других мирах все скучнее, а сопереживания житейским бедам все ценней. И звезды — просто сгустки плазмы, и новая профессия — способ быстрее получить в собственность бетонную коробку, чтобы было куда прятаться по ночам.

От звезд, которые светят за окном точно так же, как светили над пещерой неандертальцев. Как будут светить над марсианским ландшафтом через сто лет. И хорошо, если освещать они будут купол марсианской колонии.

А если нет?

Причастие будущего

В современном литературном языке не употребляются формы действительных причастий на -щий от глаголов совершенного вида (со значением будущего времени), «вздумающий составить», «попытающийся уверить», «сумеющий объяснить».

Д. Э. Розенталь.

С «Grammar Führer»-ом, конечно, не поспоришь. Но очень странно. «Возросшая [вчера] нагрузка», «возрастающая [прямо сейчас]», «предположительно возрастущая [завтра]» — всё же правильно и логично. Почему нет-то?

Сумеющему объяснить ошибочность этого оборота я буду благодарен.

Linux news

GNOME умер, MATE и CINNAMON гальванизируют труп, KDE всё так же плох, XFCE становится единственным прибежищем «красноглазых», а сами они начинают превращаться в новых луддитов. Compiz, Beryl, Emmerald — нам будет вас не хватать. Wayland шестой год не может появиться на свет. И все эти шесть лет ходят сильно преувеличенные слухи о смерти X.Org.

Ubuntu стремительно движется в /dev/null вслед за Windows, Mint пытается этого избежать и успеть пересесть на Debian, последний оплот настоящего, «столлмановского» Linux-а, Gentoo потерял обаяние «скомпилируй свой собственный мир», остальные дистрибутивы всё так же бьются в святых войнах за свое собственное, единственно верное светлое будущее.

Все по-прежнему…

Никогда не читайте фанфики

Это не литература. Это прибежище графоманов, они вычисляются легко — сложные до вычурности словесные конструкции в описании простых до примитивности образов, схематичная прорисовка деталей при вселенской грандиозности общего замысла, одинаковая стилистика разговорной речи у совершенно разных персонажей и авторская, непременно авторская, грамматика. Пропущенные слова, несогласованные предложения… в общем, большому таланту правила не писаны.

Выверните названные признаки наизнанку — и вы получите гения. Простые формулировки, сложные образы, внимание к деталям — все это признаки большой литературы. Но… графоман, как чукча из анекдота, «не читатель».

Прав Преображенский, если нет других «газет» — никаких и не читайте. Закончилась книга — значит закончилась, берегите вкус, не ищите продолжений. Даже у настоящих авторов продолжения зачастую хуже.

Я согласен, все это наотмашь и безапелляционно. Но в 90 случаях из 100 все именно так и обстоит. К сожалению.