Дежурный по стране

Его невозможно цитировать — каждый монолог одна сплошная цитата, из которой слова не выкинешь. «Слова Жванецкого, музыка народная», это все и наши мысли тоже, только мы не смогли высказать их так — коротко, точно и красиво.

Нормальный человек в нашей стране откликается на окружающее только одним — он пьёт. Поэтому непьющий всё-таки сволочь.

Михаил Жванецкий, «Мысли»

Смеша тем, над чем хочется плакать, он облегчал невыносимость бытия целой стране. С 60-х до дня сегодняшнего — одна большая смена «дежурного по стране». Он им и был — дежурным врачом, который вовремя увидит и поможет.

— А вы? Поможете?
— Пережить, перетерпеть. Пережить-перетерпеть.
— Так мало?
— Совсем не мало.

Михаил Жванецкий, «Отодвинули облако…»

Двоемыслие 70х, дефициты 80х, кошмары 90х, беззастенчивая ложь последнего времени — он это видел, он не мог об этом молчать, а мы его слушали и нам становилось легче. Пережить, перетерпеть…

И не важно для кого, важно, что тебе от этого легче. Пусть ты опять эгоист — может быть, вся твоя жизнь для того, чтобы тебе стало легче. А если люди от этого еще получают удовольствие — то тем более.

Михаил Жванецкий, «О себе»

Власти в большом долгу перед этим человеком, это «пережить-перетерпеть» многие годы снимало напряжение, взрыв которого они бы не пережили. Теперь страна осталась без своего Дежурного.

Прощайте, Михал Михалыч.

Майкрофт де Рошфор

Сентябрь оказался печально богат некрологами. Борис Клюев, Майкрофт Холмс и граф де Рошфор советского кинематографа, умер 1 сентября.

Трудно сказать что-то о человеке, которого ты знаешь только по второстепенным ролям в кино, но и этими ролями он создал весьма привлекательный образ. Для меня, выросшего на «Шерлоке Холмсе» это образ человека, ум которого смягчает даже нескрываемое высокомерие. Создать такой образ, думается мне, непросто. Что само по себе говорит об уровне актерского мастерства.

Да, это все, что я могу сказать о Борисе Владимировиче, но разве этого недостаточно, чтобы вместе с остальными переживать его уход?

Черная Пантера

Умер Чедвиг Боузман. Конечно же, зрители ассоциировали его с Черной Пантерой. И, наверное, это правильно. Для зрителей актер это всегда его лучшая роль. Король выдуманной страны, один из спасителей человечества.

Миры переплетаются, в кино Пантеру убил Танос, в реальности Чедвига Аарона Боузмана убила опухоль. Вот только в кино все обратимо, а наш мир больше не входит в мультивселенную, где Пантеру удалось вернуть.

Мальчик со шпагой

Взрослых нет. Есть постаревшие дети. Лысые, больные, седые мальчики и девочки.

Квартет И, «О чем говорят мужчины».

Сегодня ушел Владислав Крапивин. Тот самый «мальчик со шпагой», который всю жизнь знал места, где пересекается миры. Мы все их когда-то знали, но потом забросили шпаги, перестали смотреть на горизонт и стали скучными взрослыми. А он остался нашим проводником. Туда, куда не знает дорогу ни один взрослый.

Юрий Лужков

Кто-то затянет привычную песню про «вот при Лужкове было лучше», хотя нынешний «бордюрщик» в этом смысле мало отличается от ушедшего «плиточника». Кто-то припомнит ему грузинского Петра, наскоро перелицованного с Колубма. Кто-то — храмово-развлекательный комплекс Христа Спасителя. Автор легендарного «казалось бы, причем тут Лужков», доживи он до дня сегодняшнего, нашел бы очень много слов для ушедшего. Не слишком, впрочем, уместных на похоронах.

А я не могу сказать ничего. Плитка сменилась бордюрами, «снос ветхого жилья» переименовался в «реновацию», Петр-Колумб все еще портит горизонт, вслед за лужковским храмом Христа Спасителя появилось собянинское Зарядье. Москва не изменилась, по большому счету, сменился лишь бенефициар этого праздника.

Живем дальше…

AI от Кармака

Джон Кармак, один из основателей ID Software, основал проект по созданию сильного искусственного интеллекта. «Сильным» в том смысле, что он будет способен осознать себя как личность.

Учитывая мрачную атмосферу всех игр серии «DooM», наше будущее собирается пойти по сюжетной арке «Терминаторов».

Марк Захаров

Ушел Марк Захаров — последний из режиссеров нашего кинематографа. Вместе с Эльдаром Рязановым и Георгием Данелия он входил в триумвират великих, которые этот кинематограф сделали. А теперь стали его историей.

«Тот самый Мюнхаузен», «Обыкновенное чудо», «Дом, который построил Свифт», «Убить дракона» — невозможно представить, чтобы такие фильмы могли появиться в советское время. Но это было. А еще были «Двенадцать стульев» и «Формула любви» — образец утонченного и ироничного юмора первоисточников, помноженного на утонченность и иронию режиссуры.

Множество актеров стали яркими звездами после того, как их разглядел и показал нам именно он. Перечислять бесполезно, весь ЛенКом — одно большое созвездие. Звезды, которые зажег Захаров.

Прощайте, Марк Анатольевич. С вами ушло последнее, что оставалось от советского кино, которое так любим мы — те, кто помнят…

Георгий Данелия

Его обвиняли в отрыве от корней и называли «московским грузином». Он не знал родного языка, но чувствовать «на двух языках» так, как это умел автор «Мимино», «Осеннего марафона» и «Кин-Дза-Дзы», мало кто способен. Как и Фатих Акин, это человек «с двумя сердцами» — редчайший бриллиант в мире взаимонепонимания.

Прощайте, Георгий Николаевич. Без вас в кинематографе и в мире стало меньше принятия и понимания.

The-One-Above-All

Таносу все-таки удалось уничтожить Вселенную. Когда она будет создана заново, в ней уже не будет Того-кто-над-всеми.

Прощайте, мистер Ли…