Белка и Стрелка

50 лет назад впервые в истории из космического путешествия вернулись живыми собаки Белка и Стрелка. Ассоциативный ряд вывел меня на тематический анимационный фильм. Да и захотелось взглянуть, каких высот достиг отечественный анимационный мэйнстрим.

Из России в Вашингтон спецрейсом привезли щенка Белки — подарок от Хрущева дочери Кеннеди. В окружении других домашних любимцев щенок начинает рассказ о своих героических родителях. Подозрительно похоже на завязку «Пингвинов Мадагаскара», не находите?

Действие переносится в Советский Союз. Белка — цирковая артистка, которая потерялась в результате аварии по время циркового номера «полет на ракете». Потерявшая управление ракера забросила ее на другой конец города, где она знакомится с крысой Вениамином и Стрелкой. Вениамин своей болтливостью, трусоватостью и чувством юмора больше всего напоминает ленивца Сида из «Ледникового периода».

Сквозным эпизодическим персонажем — ну, помните, саблезубую белку из «Ледникового периода»? — здесь сделали ворону с сыром. И басню Крылова пересказали, в жанре анекдота про шоу-бизнес. В общем, сделали адаптацию «Ледникового периода» и «Мадагаскара» в русском колорите. Ничего нового.

Сюжетная линия Стрелки, выросшей без отца — «космонавта» и мечтающей встретить его там, в небе, напоминает скверный анекдот, а слезоточивостью своей реализации — болливудские мелодрамы. Именно за это я не люблю индийский кинематограф — даже из слона с непрошибаемой шкурой они выжимают слезы, а я чувствую себя идиотом со своей нормальной эмоциональностью. Хотя прекрасно вижу и понимаю всю топорность методов «мастеров» слезоточивого жанра. В общем, перебор…

Графика. Видимо, главной фишкой сделали «реальную Москву», как в игрушке «Lada Racing Club». К сожалению, качество рендеринга оказалось таким же убогим — гладкие текстуры, усиленный эффект атмосферы для маскировки дефектов. Плохо.

Карикатурные персонажи сделаны по той же методе. Одно дело, когда непропорциональность используется для усиления характерности, и совсем другое — когда их намеренно выводят за пределы критики, чтобы легче было анимировать. Это невозможно перепутать. Такой стиль был хорош в «Незнайке на Луне», потому что повторял классические иллюстрации и был аутентичным, но сейчас это просто выбор «легкого пути». Очень плохо.

Прорисовка огня и воды — последний штрих в провале на профпригодность «специалистов по рендерингу и композингу», как было написано в титрах. Такое пламя я рисовал сам еще на компьютерах с 286 процессором. Совсем плохо.

Сценарий, впрочем, неплох. Армейские шуточки, кот-психоаналитик, суровая овчарка голосом Гармаша, которая «тренировала самого Мухтара» — суровый воин, сердце которого дрогнуло от любви к отчаяной Белке, стремящейся везде стать лучшей и лучших, история любви и космический полет, откуда «еще никто не возвращался живым». Но тоже — не шедевр. Каждая фраза — аллюзия на что-то из мировых шедевров, возведенная в культ вторичность. Сейчас это модно.

А еще очень хороша музыка. Наверное, я необъективен, «Уматурман» мне всегда нравились. В общем, это тоже хорошо.

Резумируя, скажем — получилось неплохо. Не «Ледниковый период», но и «Центрнаучфильм» тоже ведь не «Blue Sky». Мировой уровень мультипликационного мэйнстрима отечественному кинематографу пока не по зубам. В этом жанре главное — деньги. Отсюда все проблемы. Воруют-с…

Про Федота-стрельца, удалого молодца…

Мультипликация — жанр особенный. Есть в ней и диснеевский стиль, который за многие годы потерял свою неповторимость и растиражировался набором «заповедей», изначально сформулированных самим Уолтом Диснеем для своих аниматоров, а теперь ставший набором готовых модулей для компьютерных программ графической анимации, которые теперь может поставить любой школьник и начать рисовать «шедевры». Есть очень качественная компьютерная графика «Blu Sky Studio» в «Ледниковых периодах», «Шреках». Поточная, как автомобили Форда, но и качественная, как автомобили Форда. Есть аниме, написанное по строгим канонам (японцы!) рисования комиксов «манга». В японских комиксах, как на представлениях театра Кабуки, персонажей иногда можно отличить только по одежде, эмоции передаются растрепанной одеждой и бликами на огромных, в пол-лица глазах, а речь — это открывание и ракрывания крошечного ротика на неподвижном лице. И все это, как и чудовищная диспропорция фигур, выверено до последнего штриха, задано жесткими, как правила хокку, канонами. Впрочем, у японцев есть и совершенно противоположная анимация — сделанная на компьютере, превосходящая реальность точностью движений, недоступных кинематографу «Аниматрицы» и «Последней иллюзии», с живыми актерами, снятыми по технологии «motion capture», и доведенными до полного совершенства. Есть «альтернатива, как искусство протеста» — это и американский социальный «Южный парк» и бразильский антиглобалистский «Меркано-марсианин». Есть утонченный Тим Бартон с «Ночью перед Рождеством» и «Трупом невесты».

И есть отечественная мультиплицация. В лучшие времена «СоюзМультФильма» это сделанный под «Тома и Джерри» сериал «Ну, погоди», и почти диснеевского уровня «Котенок Гав», и совершенно кошмарные кукольные «мультики», которые мы в детстве отчаяно ненавидели за безжизненность кукол, снимаемых покадрово в кукольных же декорациях.

И лубочно-сказочная анимация русских народных сказок. Пришло новое время и лицом российской анимации почему-то стал именно этот «топором вырубленный» лубок. Если не спасал сюжет, то такая анимация оказывалась откровенно провальной. Вообще карикатурность — это «наш мейнстрим». «Фильм! Фильм!! Фильм!!!» получил приз международного фестиваля именно за ее удачное воплощение.

Присмотримся внимательней к «новой мультипликации» и ее героям. Во все времена девочки рисовали в альбомах принцесс, причем стиль этих рисунков оказывался очень похожим — этот «стиль 12-летних девочек» до сих пор прослеживается в набросках многих иллюстраторов. Это те самые девочки, которые выросли и пришли в студии. А мы видим их ожившие альбомы детства на экранах. По поводу и без повода.

Я говорю о недавней премьере «Федота-Стрельца». Режиссер, аниматор и автор персонажей — художница студии «Мельница», обожающая «кошачий» дизайн и «девичий» рисунок. А на примере самого фильма мы видим, к чему приводит ситуация, когда художник с неистребимой страстью быть концепкуально неповторимым и уникальным, получает право принятия решения.

Маруся, оживший рисунок девочки на последней странице тетради по маметатике, Федот, царь и все прочие второстепенные персонажи, нарисованные по принципу «чтоб смешнее» и животные с рисунков учеников 3 класса на уроках рисования — это для кого? Если для юмористичности, то это юмор скоморохов (кстати, о пошлости и демонстрации кальсон). Если от того, что «как можем, так и рисуем» — то это похоже на правду. Но достоинств фильму не прибавляет. А если «суть не в этом», то давайте ее (суть!) попытаемся разглядеть…

Литературной основой фильму послужила великолепная сказка Леонида Филатова, им же великолепно исполненная в «театре одного актера» в лицах. Поэтому, «хошь ни хошь», а сравнивать будут именно с тем, первым, авторским исполнением. Сравниваться решили «звездной» озвучкой, как это сейчас модно в Голливуде. Безруков, Хаматова, Сухоруков, Ефремов — это, конечно, хорошо. Но главный-то голос авторский — и кто этот голос? Имя незнакомое, голос тем более. Допускаю, что только мне незнакомое, но все же… ровные интонации, едва ли не монотонно. В общем, плохо.

Дальше. Современное прочтение. «Продам коня» и «ЧерноморСтрой — избы в престижных районах» на заборе, бревенчатый небоскреб, секретарша в царских палатах, беспробудное пьянство самого царя и его бояр, оптический прицел на двустволке Федота — на мой взгляд, перебор. Шутки шутками, но все эти «гэги» убивают атмосферу начисто. А атмосфера в произведении — самое главное. В общем — не смешно!

Что остается? В принципе, в сухом остатке получаем типичную картину — на известном и всеми любимом произведении в очередной раз хотят выехать «широко известные в узких кругах» представители шоу-бизнеса. Голос Александра Реввы добил окончательно, появилось ощущение «Самого… фильма». Вердикт — встречайте «самый… мультфильм». Вместо многоточия подставить то, что я не могу написать по этическим соображениям. Короче, полное «кю». За Леонида Алексеевича обидно. Очень.