«Ненавижу мерчендайзеров» — 2

Мерчендайзинг (merchandising) происходит от английского merchandise — искусство торговать; окончание -ing придает динамичность понятию, представляя процесс торговли, как важное средство коммуникаций.

Визуальный мерчендайзинг — это комплекс мероприятий, производимых в торговом зале, направленных на увеличение продаж и продвижение того или иного товара, марки, вида, упаковки с помощью специального их размещения, оформления пространства магазина и витрин для того, чтобы дать покупателю максимум информации о товарах.

Очень грамотное академичное определение. Не вызывающее раздражение и кажущееся солидным и правильным методом повышения эффективности торговли. На самом же деле…

А на самом деле, раздражающая запутанность супермаркетов, где ничего невозможно найти, пока не обойдешь все подряд, где первым попадается то, что собираешься брать в последнюю очередь, на выходе. Когда, даже привыкнув к идиотскому расположению товара и тому, что он разбросан по всему залу по совершенно извращенной логике, через неделю застаешь очередную перестановку, заставляющую звереть и каждый раз обещать себе «сюда хоть еще раз?! — да ни ногой». И даже музыка, неторопливая в пустующее время и стремительная перед закрытием — все это и есть мерчендайзинг, рассчитаный на то, что ты будешь брать то, что тебе назойливо подсовывают «на уровне глаз», потому что то, что тебе действительно надо, ты и так купишь — страшно ругаясь из-за потерянного времени и нервов, вытаскивая из какого-нибудь хитро замаскированного очередным «модным» бредом потайного уголка.

Говоря по-русски и без красивых академических формул, мерчендайзинг — это метод продвижения товара на подсознательном уровне, сродни сканально известному методу «25-го кадра». Но, в отличие от сомнительно действующего «25-го кадра», метод работающий и основаннный на последних исследованиях психологии о внимании и осоенностях восприятия. «Целью грамотного мерчендайзинга является повлиять на выбор покупателя» — написано на сайте merchandising.su. И после всего этого — Вы все еще считаете, что их не за что ненавидеть?

После того, как в книжном (!) магазине — по идее, образцу структуры и упорядоченности! — я нашел Веллера на ТРЕХ (!) разных стеллажах, я сначала просто удивился. Потом задал вопрос продавцу, который крутился в зале. С нескрываемым, переходящим в ненависть, раздражением женщина-продавец ответила «Я работаю в ДЕТСКОМ(!!!) отделе, спросите в другом месте» . Эта «милая» дама продает книги (?!) детям?!?? Я был шокирован настолько, что задавать вопросы больше никому не стал. А когда увидел на полке с надписью «Новинки» булгаковского «Мастера и Маргариту», какое-то странное спокойствие снизошло на меня. Как Алиса в стане чудес, я больше не мог удивляться. И пошел к выходу…

Веллеровскую «Б. Вавилонскую» так и не купив.

Книжный магазин в моем представлении — это храм письменности, сакральная библиотека человеческого духа, где понравившиеся сокровища можно унести с собой. А жрецы этого храма — существа с широким кругозором, способные поддержать разговор практически на любую тему. Нет, это не мои наивные иллюзии — зайдите в «Путь к Себе», даже на книжные развалы в Олимпийском, там атмосферу интеллигентности не портят даже давка и металлоискатели на входе. А тут… торжество мерчендайзинга, наверное, и стало причиной изгнания Иисусом торговцев из храма. Увидев книги «ДУМ — Бей и беги», «ДУМ2 — Ад на Земле» и «Моя прекрасная няня», я уже просто криво улыбался. Достойное чтиво для тех, кто «Мастера и Маргариту» считает новинкой после того, как на экранах появилась эта убогая экранизация. Наверное, я сноб… но должно же оставаться хоть что-то святое.

Ненавижу…