Третья мировая

Я не знаю, каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвёртая — палками и камнями.

Альберт Эйнштейн

А мы вот узнали. Третья мировая война уже идет и она бактериологическая. Сторонники теории заговоров будет искать — и находить! — врагов среди братьев по разуму, но микромир справляется и собственными силами. Впервые в истории у нас нет врага. Точнее — нет врага, разделяющего на своих и чужих. Он общий и против него — казалось бы! — все должны объединиться. Но нет…

«Враг, которого ты знаешь»

Двадцатый век стал веком вакцин и антибиотиков. Микромир потерпел сокрушительное поражение: побеждена оспа, полиомиелит, грипп из наводящей панику «испанки» стал сезонным недомоганием, вспышки Эболы и «зоологических» гриппов погасли, не успев толком напугать. Мы стали с оптимизмом смотреть в будущее и страх перед невидимым врагом стал утихать. Мы даже неизлечимого СПИДа перестали бояться, потому что узнали, что делать, чтобы стопроцентно его избегать. Немногие осознавали, что медицина стала самым большим фактором искусственного отбора, благодаря которому бойцы микромира — бактерии с вирусами — постоянно и неотвратимо превращались в спецназ. Но вера в торжество Разума успокаивала и их.

Между тем, глобализация и перенаселение делало этот мир все более тесным и уязвимым. Любая локальная катастрофа теперь отзывается во всем узкоспециализированном мире, касается всего человечества. Мы толкаемся локтями как физически, так и экономически. И очередное поколение коронавируса стало армией вторжения, первого со времен «испанки» успешного контрнаступления. Ударив по перенаселенному Китаю, разлетевшись логистическими коридорами повсюду, имея в арсенале способность быстро меняться, а в запасе — огромную Индию в качестве биореактора, пандемия ударила сразу по всем фронтам.

Экономика покачнулась — дешевизна азиатского труда сделала возможным слишком много процессов по всему миру, чтобы от них отказываться. Стали останавливаться производства. Существующий арсенал медицины одномоментно стал устаревшим хламом, а на разработку нового денег уже не осталось…

«Кому война, а кому — мать родна»

Какие-то вакцины все-таки появились, но — под защитой патентных стражей и своры лоббистов. Ту одобрить, эту запретить. Цены, опять же. Препараты от современной чумы стоят столько, что многие умрут во имя обогащения единиц.

Но и они не помогают. Фармакология лишь притворяется медициной и всегда готова предложить то, чего хочет потребитель вместо того, что ему нужно. В хоть пошло все, что хотя бы побочным эффектом как-то влияет на вирус. Или должно влиять. Или может влиять. Или кому-то показалось, что может влиять.

И вся эта «начинка для аптечки» окружена рекламой, разной степени ангажированности исследованиями, а то и вовсе вирусными слухами и откровенной дезинформацией, чем не брезгуют даже официальная медицина, теряя по пути те крохи доверия, которые у нее еще оставались.

В общем — праздник мародера.

«Умри ты сегодня, а я — завтра»

Сильные мира сего тоже не остались в стороне и воспользовались потрясением, чтобы перераспределить ресурсы и — кто знает? — попробовать перекроить карту. В гибридных войнах современности общую угрозу каждый захотел использовать для удара по «наиболее вероятному противнику». Начались информационные атаки, дипломатические перепалки и санкционные перестрелки. Не говоря уже о вбросах дезинформации и пропагандистских диверсиях, которые никто уже и не считает.

А еще они ощутили покачивание кресел. И бросились успокаивать своих, клеймить врагов и разбрасываться деньгами. Что еще больше затянуло экономическую удавку на горле объединенного человечества. На фоне новых забот стало уже не до третьей мировой. Вожди первые стали надеяться, что все «само собой рассосется» — пусть даже забрав положенную цену. В конце концов, даже «испанка» не погубила мир, а смерть других все же предпочтительней собственной. «Умри ты сегодня, а я — завтра».

Пока вакцины не было, «теледоктора» убеждали нас, что это просто «другой грипп», со сравнимыми заразностью и смертностью. Потом, когда в Китай началась эпидемия и стали закрываться границы, нас отправили в карантин. Потом выпустили, когда стали заканчиваться деньги. Потом появилась вакцина и нас всех загнали прививаться под страхом запретов на передвижение. Но все это было не ради борьбы с пандемией, а для того, чтобы страх перед ней и злость на власти за бессилие не вывел народ на баррикады. Тот самый народ, который готов вытерпеть очень многое, а потом просто сносит все со своего пути, заливая кровью улицы. И поэтому под благой целью незаметно продвигалось и другое — ограничения свобод, сбор биометрических данных и передача их в системы распознавания, расширение прав полиции и ужесточение наказаний. Самое время.

«Помоги себе сам»

Мы, расходный материал политиков, оказались предоставлены сами себе.

Страх мобилизует — и мы бросились изучать основы эпидемиологии, стараясь что-то понять в условиях всеобщей лжи. Многие стали жертвой полузнания, многие попались на уловки конспирологов, а кто-то просто сложил руки в ожидании если не смерти, то хотя бы того, что кто-то главный «придет и исправит все». Ведь «с большой силой приходит большая ответственность», а власть неустанно твердит, что все делается во благо. И сейчас особенно сильно хочется в это верить.

Страх парализует — и мы с остервенением бросились друг на друга. Антиваксеры стали борцами с системой, ваксеры стали требовать кнута для всех в качестве лекарства от несознательности. И чем нам страшнее, тем ожесточенней мы относимся друг к другу. Для нас третья мировая стала гражданской.

«За все хорошее»

Быть сторонником вакцинации хорошо — ты просвещенный сторонник прогресса, вера в человечество и его праведных лидеров греет и успокаивает, ты знаешь, что делать, твоя жизнь под твоим контролем. Не так уж это все сложно — просто сходи в любой гостеприимный храм науки и помоги себе и миру. И прав в нашем бесправном обществе у тебя будет больше, в сравнении с упорствующим противниками так уж точно. И та Прав — все вокруг подтверждают это, из любого утюга тебя воспевают за сознательность и зрелость в принятии решений.

Да, все не так радужно, но это война и мы делаем все для фронта, все для победы. Победы над вирусом, над глупостью и бедами. Мир не идеален, но правильно делать то, что можешь, а не ныть о Свободе (кто ее видел, ту Свободу? будем реалистами) и устраивать идиотское Сопротивление. «Назло маме уши отморожу», разве это достойно взрослого, ответственного человека, которому теплый безопасный дом привлекательней холодных и опасных баррикад. Кому ты поможешь, распространяя заразу? И ради чего? Красивых слов?

Тот самый случай, когда конформизм становится заслугой. Легко и приятно.

«Против всего плохого»

Антипрививочники были всегда. Это и мракобесы из «Свидетелей Иеговы», что всегда были против вмешательства врачей в Божий промысел. И конспирологи, которые ничего не могут доказать, но которые — по одним лишь косвенным признакам! — очень отчетливо чувствуют враждебное влияние через века — Сионских мудрецов, мирового правительства, масонов, иезуитов и прочей нечисти. И традиционная оппозиция, которая уже на генетическом уровне не верит в то, что от властей может исходить хоть что-то хорошее.

Они были всегда, но «по законам мирного времени» это все было личное дело каждого. Сейчас пришло время встать на защиту своих идеалов, а не предавать то, во что веришь. Тем более, что ситуация далеко не настолько однозначна, как об этом вещают их враги.

Все боятся смерти. Но то, что вакцина спасает жизни — это ведь ложь, многократно растиражированная «ложь в письменном виде». Иначе бы сводки оперативных штабов не были бы так похожи на фронтовые. Ни черта она не спасает, максимум — меняет вероятности исхода. Но — во-первых — кого утешит статистика, если лично он окажется в «плохом проценте», а — во-вторых — как можно верить статистике «146 процентов» и «более чем стопроцентной» переписи населения?

Статистика это такая математика, которая превращает в числа простое «а хрен его знает». При умелом подходе математический аппарат хуже продажной девки — скажет то, что нужно. «Британские ученые доказали…»

И не было бы тогда в стане антиваксеров врачей. Уж они-то, при любой специализации, знают основы той самой вирусологии и эпидемиологии, «знатоком» которой за последние два года стал буквально каждый первый скандалист в интернете. Вот только… они-то как раз знают, как на самом деле обстоит положение дел в медицине и уж тем более — в фармакологии.

Личный опыт? У каждого он свой и лучше всего описывается теми самым «а хрен его знает». Победы над вирусом «в пробирке»? — тоже ни о чем, любой живой (даже условно живой, в случае с вирусами) организм может быть уничтожен, проблема только в том, как вместе с ним не уничтожить носителя.

«Я знаю то, что ничего не знаю»

Вот и получается, что мы ничего не знаем, кроме того, во что нас хотят заставить верить. Те, напомню, которые наживаются на смерти, как в «мирное время» это делают наркоторговцы. Только эффективней — проблем с законом нет, а страх продает лучше эйфории. Остается Вера. Та самая, с большой буквы, во имя которой за всю историю человечества было пролито больше крови, чем от всех катаклизмов вместе взятых.

Нет достаточно убедительных аргументов и нет слишком сильных средств. Для верующих оправдано даже сжигание еретиков, не то, что ограничение свободы. И в одобрении «ужесточения мер для борьбы с пандемией» все явственней слышится рев толпы под Голгофой. Маленькой голгофой, на которой ощущает себя каждый активаксер.

А между тем, достойное Христа смирение доступно не всем. И они защищаются. Отмахиваясь от клейма «мракобеса», от обвинений в намеренном убийстве и массовом биологическом терроризме, сопротивляясь принуждению, они просто хотят быть услышанными. Они тоже боятся смерти, но утешительной веры в сильных и правых у них нет. Нет выхода — вирус и вакцина могут быть одинаково опасны. Могут! — просто не все помнят скандал с полиомиелитной вакциной, а ложь отовсюду только подогревают эти страхи. Которые и вынуждают их идти фактически на смерть. Под девизом «пусть погибнет мир, но свершится правосудие».

Они ведь не самоубийцы. Но кто дал себе труд их хотя бы просто успокоить? Вакцина хороша, говорят им и тут же добавляют «а наша вообще самая лучшая и другой у вас все равно не будет». Откуда? В стране погибшей медицины лучшей может быть только пропаганда. Медицинская помощь оказывается правильно, говорит им смоленский губернатор и тут же уезжает лечиться в столицу. Первое лицо подал пример, но не захотел этого делать на камеру, и все еще держит на двухнедельном карантине всех, кто будет дышать с ним одним воздухом. Мы уже четырежды «победили» пандемию, а количество смертей только растет. У нас есть несколько препаратов борьбы с вирусом, но они оказываются всего лишь дженериками того, от чего во всем мире уже отказались, как от неэффективного. Те, кто не верит во вранье, виноваты во всем. Хотя единственное, в чем они могут быть виноваты, это то, что плацебо не работает. Но и это только их собственная беда, плацебо бесполезно только для тех, кто о нем знает.

«Всегда только твой выбор»

Очень сложно оставаться меж двух огней. Я привился и переболел, но у меня не было ни той веры, ни той принципиальности. Невыносимо находиться под давлением, но все же не настолько, чтобы биться о стену, надеясь победить систему. Я не пошел против системы и по пути обрел свою маленькую веру. Веру в то, что потеря обоняния оказалась единственным заметными симптомом из-за того, что вакцина хоть как-то подготовила меня ко встрече с вирусом. Я ношу маску из-за спокойствия тех, кого ее отсутствие может нервировать. Но я делаю это честно, не на подбородке — потому, что надо или делать, или не делать вовсе. Я конформист.

Когда я слышу антиваксеров — я им сочувствую, а когда кто-то с надрывом призывает их «мочить» — радуюсь, что мысль нематериальна и с ними не случится всего того, чего я им в этот момент желаю.

Потому, что помню, что все самые большие беды человечеству приносили фанатики, идущие в «светлое будущее». И знаю, что никакая цель не оправдывает лжи, слишком уж много примеров знает история. Пора бы уж выучить этот урок и всегда помнить — те, кто ведут тебя за собой, преследуют свои цели. А не твои.