Ископаемое

Давным-давно, когда компьютеры были большими — программы были маленькими и состояли из пронумерованных инструкций, которые понимал и выполнял процессор. Потом этим инструкциям придумали короткие мнемонические обозначения и появился ассемблер. И с тех пор ничего не изменилось — ассемблер до сих пор является самым лучшим языком программирования, равноудаленным от машинного языка и языка человеческого.

Читать далее Ископаемое

Мы их теряем

Мы теряем Беларусь, как уже потеряли Украину.

Нет большего врага, чем недавний союзник. При любом исходе беларусы будут считать, что Россия их предала. И будут правы, что печально — можно многое списать на пропаганду, но то, что условный «простой украинец» думает о России после «крымской весны», представить несложно. С Беларусью будет еще хуже.

Прямо сейчас обе стороны конфликта ждут от Москвы чего-то большего, чем невнятное мычание пресс-секретаря о том, что «мы не вмешиваемся во внутренние дела союзного государства», «нам импонируют те, кто являются сторонниками развития наших двусторонних отношений» и «видим явный след внешнего влияния в дестабилизации ситуации».

То, что Москва будет на стороне «последнего диктатора», было ясно заранее. Иначе «белорусский вопрос» о доверии результатам выборов встанет уже в России. Да и «дальневосточный вопрос» цугцвангом перейдет в грузино-осетинский сценарий. Только на этот раз исход будет провальным.

И что после украинской операции «белый грузовик» весь мир будет начеку, тоже не «бином Ньютона». НАТО усиливает присутствие в Польше и затевает учения, Литва официально поддерживает минскую оппозицию. Все ждут эндшпиля…

Россия бросила «братский народ». Даже если «последний диктатор» победит, он вспомнит не то, что Москва «не вмешалась во внутренние дела», а то, что не сработали процедуры ОДКБ. А уж если он проиграет — в сторону Москвы из Минска вообще никто не посмотрит.

Но никто не хочет и думать о том,
Пока «Титаник» плывет.

Вячеслав Бутусов, «Титаник».

Айсберг, меж тем, все ближе…

Кратер возможностей

«Занижаешь горизонт?». Эта фраза непроизвольно вырвалась у меня во время обсуждения и, приготовившись объяснять свой ход мыслей, я был изрядно удивлен, услышав в ответ однозначное «Да!». Речь шла о целях и желании их достигать.

Читать далее Кратер возможностей

Политическое зеркало

Ситуация с Беларусью имеет интересный побочный эффект — о ней нам говорят то, чего не говорят о России. Хотя происходит там то же самое.

Очень хорошо звучит оценка действий президента, пропагандистские ходы, методы. Очень живо отзывается общественность, которая мгновенно замолкает в оценке точно таких же — до степени смешения! — ситуаций по эту сторону границы. Наконец, очень живо слышен голос мирового сообщества, в контексте Беларуси его просто не глушат.

Умеющий находить параллели внезапно поймет, что народец-то у нас, в России, не тупое быдло и все понимает. А что молчит — так это потому, что не настолько прижало. Революционная обстановка — это не когда власть плохая, а когда уже есть нечего и это вопрос жизни и смерти.

И у нас есть прекрасный шанс увидеть генеральную репетицию того, что нас ждет. Потому, что свернуть мы уже не сможем — гайки закручены, недовольство сжато в пружину и остается только ждать, когда рванет…

Простой люд

В них нет ничего особенного. Они ничем не отличаются от богатых людей, обладающих властью, за исключением того, что у них нет ни денег, ни власти. Но закон, равновесия ради, должен быть на их стороне.

От стариков все зло в этом мире

Эту фразу Юлиан Семенов в «Семнадцати мгновениях весны» написал от имени следователя гестапо. Но я в последнее время все больше склонен с этим мнением согласиться. Возможно, даже вопреки изначальной авторской позиции.

Старость это не возраст, это умирающая самокритичность. Ее может и вовсе не быть, это другой недуг, но когда человек вдруг начинает мыслить масштабами «лес валят — щепки летят», себя при этом «щепкой» не считая, то это она и есть — анекдотичная, с домино и геополитикой. Их уже нельзя переубедить, можно только высмеивать.

Есть даже слабый шанс, что это поможет. Или нет. Когда «бронзовеет» власть, смех над ней звучит нервозно и неубедительно. Но ничего другого все равно не остается…

Праздник двоемыслия

Президент Лукашенко выбрал сам себя, набрав 80% голосов. Вот уже неделю милиция подавляет уличные протесты. Вместе с мировой, российская общественность осуждает несправедливые выборы, устранение оппозиции и разгон демонстрантов. Артисты отказываются от наград, журналисты возмущены, общественники требуют прекратить произвол и репрессии.

В прошлый раз, когда с похожим результатом в другой стране победил другой диктатор, мировая общественность возмущалась без нас. Потому, что — совсем другое дело. Да и страшно, чего уж.

Теперь же, с жаром осуждая «последнего диктатора», можно мысленно вместо слова «Беларусь» произнести «Россия» и — вот она, свобода слова. «У нас тоже любой может выйти на Красную площадь и сказать — долой Трампа». Легко, приятно и безопасно.

Это вам не Хабаровск поддержать.

Prey

В 2006 году игра с таким названием прошла мимо меня. В 2017-м вышел ее перезапуск. Весьма условный перезапуск — ничего, кроме названия и наличия инопланетян, в нем не было. Совершенно другая игра.

То, что новый «Pray» выпустила Arkane Studios, для меня было уже однозначным обещанием чего-то хорошего.

Итак, главный герой просыпается у себя на квартире и начинается обычный рабочий день ученого, который готовится к отправке на орбитальную станцию. Вроде бы обычный — какие-то странные тесты, нервничающий персонал. В потом вдруг кружка в руках врача превратилась во что-то невообразимое и все заверте…

Оказывается, главный герой уже давно на космической станции, но почему-то этого не помнит и вообще является кем-то вроде лабораторной крысы. «Надо бежать» — вся игра крутится вокруг этого. Бежать из специально созданной для него симуляции дома, бежать со станции, захваченной инопланетянами, бежать от перепрограммированных медицинских роботов, которые хотят тебя убить, от безобидных предметов мебели, в которые могут мимикрировать инопланетяне. Искать ключи, оружие, еду, восстанавливать по записям в компьютере свою стертую память, заново знакомиться с немногими выжившими членами экипажа. Наконец, узнать все причины катастрофы и понять, что ты являешься главной из них.

Совершенный кибер-панк со всеми признаками жанра — космическая станция, недавняя катастрофа, способность, загружаемые прямо в мозг при помощи нейромодов. Причем способности не только человеческие (инженерные и научные знания, боевая подготовка и поставленные навыки стрельбы и рукопашного боя), но и инопланетные — телепатия, телекинез, способность к транформации, управление огнем и электричеством.

Сюжет сложен и нелинеен, несколько финалов, проработанный в мелочах мир в документах, переписке, дневниках, рабочих журналах — в общем, все как мы любим и как умеют в Arkane Studios. И вся эта радость — на движке Cry Engine, у которого традиционно слабая физика, но потрясающая картинка. Огромные окна в неторопливо вращающейся обесточенной станции создает потрясающие контрасты между солнечным «днем» и едва разбавленной аварийным освещением «ночью». А в качестве «вишенки на торте» — звуковая дорожка Мика Гордона (если вы понимаете, о чем я).

В общем ожидание оправдалось целиком, много больше чем полностью.

Dishonored

Трехмерный stealth-action от первого лица в стимпанк-сеттинге. В принципе, все сказано :) а теперь — все то же самое, только нормальным человеческим языком.

Вымышленная островная империя Парусной эпохи. Огнестрельное оружие только появилось и используется наравне c холодным, паровые и электрические машины используют ворвань — переработанный китовый жир. Наука переживает свой золотой век, когда ученые назывались натурфилософами и занимались всем — от паровых двигателей до медицины и мистицизма. Разгар эпидемии чумы. В общем, очень узнаваемая альтернативная Британия. Вплоть до законов о «темных искусствах», которые здесь существуют — и отнюдь не в виде безобидных суеверий.

Главный герой, лорд-защитник и личный телохранитель Императрицы, возвращается из долгого путешествия, чтобы оказаться в самом сердце заговора и одновременно — по уши в магии. И теперь его задача — выжить, снять с себя обвинение в убийстве, уничтожить настоящих заговорщиков и реставрировать монархию, вернув трон юной принцессе — дочери императрицы, в смерти которой все винят лорда-защитника.

Игра просто потрясающе красивая. Здесь нет фотографической достоверности, нет — здесь все нарисовано крупными мазками. Это живопись, очень эмоциональная, очень характерная и очень атмосферная. Эта «графичность» мира в точности соответствует его настроению, он и ощущается таким — выписанным острыми и контрастными эмоциями, ощутимо шероховатый и какой-то жутковато-уютный в своей безысходной мрачности.

LOR (Level of Reality), тот самый «уровень достоверности», здесь на немыслимой высоте. По мрачным улицам чумного города можно бродить часами, находить книги, дневники умерших, слушать обрывки разговоров выживших, по кусочкам собирать целый мир в ощущениях и делать неприятный выбор между гуманностью и внутренним чувством справедливости — щадить приходится таких мерзавцев, что рука сама тянется к мечу или амулету.

То, что ARKANE Studios это синоним качества, я понял именно после этой игры.