Работа превыше личного

Губернатор Владимирской области решил лечиться от коронавируса в частной московской клинике. Свое решение он объяснил тем, что не хочет «занимать койку» в областной больнице, где мало свободных мест и есть пациенты «в гораздо более тяжелом состоянии».

Пресс-секретарь президента заверил нас, что это никак не связано с обеспечением лечения от коронавируса во Владимирской области.

BolgenOS для взрослых

В реестре отечественного программного обеспечения пополнение. AlterOffice от нашей Almi Partner это LibreOffice со спиленными копирайтами. Вот так, просто и незатейливо.

В отличие от операционной системы с «нескучными обоями», которую еще 10 лет назад тагильский школьник перепилил с Ubuntu, взрослые (или, может, выросшие за это десятилетие) продолжатели его дела сумели доказать, что 36-процентное отличие от исходного продукта дают ему право называться российским. А также обеспечили ему место в российском реестре и связанные к ним государственные контракты.

Дежурный по стране

Его невозможно цитировать — каждый монолог одна сплошная цитата, из которой слова не выкинешь. «Слова Жванецкого, музыка народная», это все и наши мысли тоже, только мы не смогли высказать их так — коротко, точно и красиво.

Нормальный человек в нашей стране откликается на окружающее только одним — он пьёт. Поэтому непьющий всё-таки сволочь.

Михаил Жванецкий, «Мысли»

Смеша тем, над чем хочется плакать, он облегчал невыносимость бытия целой стране. С 60-х до дня сегодняшнего — одна большая смена «дежурного по стране». Он им и был — дежурным врачом, который вовремя увидит и поможет.

— А вы? Поможете?
— Пережить, перетерпеть. Пережить-перетерпеть.
— Так мало?
— Совсем не мало.

Михаил Жванецкий, «Отодвинули облако…»

Двоемыслие 70х, дефициты 80х, кошмары 90х, беззастенчивая ложь последнего времени — он это видел, он не мог об этом молчать, а мы его слушали и нам становилось легче. Пережить, перетерпеть…

И не важно для кого, важно, что тебе от этого легче. Пусть ты опять эгоист — может быть, вся твоя жизнь для того, чтобы тебе стало легче. А если люди от этого еще получают удовольствие — то тем более.

Михаил Жванецкий, «О себе»

Власти в большом долгу перед этим человеком, это «пережить-перетерпеть» многие годы снимало напряжение, взрыв которого они бы не пережили. Теперь страна осталась без своего Дежурного.

Прощайте, Михал Михалыч.

Цифровой рубль

Это не криптовалюта. Как сказано в опубликованном для широкого обсуждения документе, криптовалюты «не могут полноценно выполнять все функции денег, а также нет надежного гаранта, обеспечивающего легитимность и надежность их создания и использования». Это новая форма существующей национальной валюты.

48-страничный документ содержит массу исторических ссылок, определений и сравнений. В сухом остатке оказалось на удивление мало:

  1. цифровой рубль это денежная единица, имеющая хождение между специальными «кошельками» участников централизованной системы, поддерживаемой ЦБ;
  2. эмиссия денежных единиц происходит так же, как и в случае с наличностью;
  3. каждая новая денежная единица обладает уникальным кодом, аналогично тому, как каждая банкнота имеет свой номер;
  4. технически обращение денежной массы сводится к переводу кодов электронных банкнот между кошельками;
  5. для работы будет необязателен интернет (что бы это ни значило).

Детали предлагается вынести на широкое обсуждение, после которого будет разработка, тестирование и решение о запуске в эксплуатацию. Способов поучаствовать в обсуждении я не нашел — на комментарии они не отвечают, письма по указанным адресам игнорируются.

Утюги с прослушкой

На просторах родины нашли два шпионских утюга.

Есть закладки. Пару утюгов мы видели с микрофонами. Обычный утюг. С микрофоном. Соответственно, чтобы с этого микрофона что-то куда-то кидать, нужен какой-то (канал связи — прим. редакции).

Василий Шпак,
директор департамента радиоэлектронной промышленности.

Враг не дремлет.

Вдали от дома

Главный герой, избежав множество опасностей, приходит в себя и вновь становится угрозой для таинственных недоброжелателей. Интрига закручивается предположением, что отравителем могла оказаться сама жертва.

Отравление

Известный оппозиционер впадает в кому. Двое суток его лечат от отравления в Томске, потом — в немецкой клинике. Сообщается о боевом отравляющем веществе, но подробности широкой публике не раскрываются и передаются в международную Организацию по Запрету Химического Оружия. Дипломаты перебрасываются обвинениями и угрозами. Международная общественность требует открытого расследования.

Смотрите, слушайте и читайте во всех информационных площадках пилотную серию нового детективного сериала «Берлинский пациент».

Почему нельзя наказывать детей

Нельзя жить в обществе и быть от него свободным. Со времен появления общественного договора государственное устройство основывается на принципе наказания за нежелательное поведение. Нам в этом государстве жить и принцип наказания за проступок должен быть одним из камней мировоззрения, а значит — быть частью воспитательного процесса.

Читать далее Почему нельзя наказывать детей

Майкрофт де Рошфор

Сентябрь оказался печально богат некрологами. Борис Клюев, Майкрофт Холмс и граф де Рошфор советского кинематографа, умер 1 сентября.

Трудно сказать что-то о человеке, которого ты знаешь только по второстепенным ролям в кино, но и этими ролями он создал весьма привлекательный образ. Для меня, выросшего на «Шерлоке Холмсе» это образ человека, ум которого смягчает даже нескрываемое высокомерие. Создать такой образ, думается мне, непросто. Что само по себе говорит об уровне актерского мастерства.

Да, это все, что я могу сказать о Борисе Владимировиче, но разве этого недостаточно, чтобы вместе с остальными переживать его уход?

Черная Пантера

Умер Чедвиг Боузман. Конечно же, зрители ассоциировали его с Черной Пантерой. И, наверное, это правильно. Для зрителей актер это всегда его лучшая роль. Король выдуманной страны, один из спасителей человечества.

Миры переплетаются, в кино Пантеру убил Танос, в реальности Чедвига Аарона Боузмана убила опухоль. Вот только в кино все обратимо, а наш мир больше не входит в мультивселенную, где Пантеру удалось вернуть.

Мальчик со шпагой

Взрослых нет. Есть постаревшие дети. Лысые, больные, седые мальчики и девочки.

Квартет И, «О чем говорят мужчины».

Сегодня ушел Владислав Крапивин. Тот самый «мальчик со шпагой», который всю жизнь знал места, где пересекается миры. Мы все их когда-то знали, но потом забросили шпаги, перестали смотреть на горизонт и стали скучными взрослыми. А он остался нашим проводником. Туда, куда не знает дорогу ни один взрослый.

Ископаемое

Давным-давно, когда компьютеры были большими — программы были маленькими и состояли из пронумерованных инструкций, которые понимал и выполнял процессор. Потом этим инструкциям придумали короткие мнемонические обозначения и появился ассемблер. И с тех пор ничего не изменилось — ассемблер до сих пор является самым лучшим языком программирования, равноудаленным от машинного языка и языка человеческого.

Читать далее Ископаемое

Мы их теряем

Нет большего врага, чем недавний союзник. При любом исходе беларусы будут считать, что Россия их предала. И будут правы, что печально — можно многое списать на пропаганду, но то, что условный «простой украинец» думает о России после «крымской весны», представить несложно. С Беларусью будет еще хуже.

Прямо сейчас обе стороны конфликта ждут от Москвы чего-то большего, чем невнятное мычание пресс-секретаря о том, что «мы не вмешиваемся во внутренние дела союзного государства», «нам импонируют те, кто являются сторонниками развития наших двусторонних отношений» и «видим явный след внешнего влияния в дестабилизации ситуации».

То, что Москва будет на стороне «последнего диктатора», было ясно заранее. Иначе «белорусский вопрос» о доверии результатам выборов встанет уже в России. Да и «дальневосточный вопрос» цугцвангом перейдет в грузино-осетинский сценарий. Только на этот раз исход будет провальным.

И что после украинской операции «белый грузовик» весь мир будет начеку, тоже не «бином Ньютона». НАТО усиливает присутствие в Польше и затевает учения, Литва официально поддерживает минскую оппозицию. Все ждут эндшпиля…

Россия бросила «братский народ». Даже если «последний диктатор» победит, он вспомнит не то, что Москва «не вмешалась во внутренние дела», а то, что не сработали процедуры ОДКБ. А уж если он проиграет — в сторону Москвы из Минска вообще никто не посмотрит.

Кратер возможностей

«Занижаешь горизонт?». Эта фраза непроизвольно вырвалась у меня во время обсуждения и, приготовившись объяснять свой ход мыслей, я был изрядно удивлен, услышав в ответ однозначное «Да!». Речь шла о целях и желании их достигать.

Слушая, как мой друг собирается изучать музыку до определенного, для самого себя установленного, уровня и там остановиться, я буквально увидел картинку «кратера» возможностей, которую он описывает.

Для него он ступенчатый — почти ровные переходы между уровнями, за которыми серьезное напряжение сил — и выход на следующую ступеньку. Экзамен, признание, умение сыграть сложную мелодию. Для меня — сглаженный, каждый следующий шаг то проще, то сложнее. Нет никаких «контрольных точек» и предельного напряжения сил, но нет и ровных площадок. В целом, одинаково. Разница, как водится в деталях.

Для меня отдых это остановка, я так и делаю. Для него — продолжение движения в сторону следующей ступени. Для него достижение это количество пройденных ступеней, а для меня — отношение тех, кто которые выше меня, к тем ниже.

На самом же деле это одна и та же разность высот, но у него эта метрика объективная и очевидная, а у меня субъективная и применимая только в сравнении. Ну, или сверяться с уровнем ступеней, по которым идет мой друг, чтобы примерно предположить себя «где-то там».

Но ведь дело-то не в возможностях и «кратере», они могут быть одинаковыми. Один и тот же путь из кратера можно считать по разному. И преодолевать склоны можно пробивая ступени, а можно — раскатывая их «в пыль» и насыпая пологую тропинку. Дело в подходе.

В обсуждаемой ситуации под «занижением горизонта» я подразумевал отказ от того, что потребует чрезмерных сил. Что делает человек, подходя в высокой стене? Либо влезает на нее, либо остается. А что делает человек, подходя к склону? — скорее всего, в любом случае поднимается, но может остановиться где-то посередине.

У него горизонт это следующая ступень, чтобы посмотреть дальше — нужно сначала на нее взобраться. Или не взобраться — тогда какая разница, что там? Зато он всегда может до него дойти и решить — увеличивать его или нет. Заниженный горизонт как крыша над головой, под ней спокойней.

Для меня горизонт всегда остается горизонтом, дойти до него я не смогу никогда и всегда буду видеть дальше, чем смогу пройти. Это не всегда приятно, в этом мой друг мудрее. Но зато я не сдамся из-за того, что передо мной слишком высокая ступень, а остановлюсь где-то между ступенями на той высоте, достигнуть которой мне хватит сил. С абсолютной точностью, зная, что сделал все, что мог.

Политическое зеркало

О ситуация с Беларусью нам говорят то, чего не говорят о России.

Очень хорошо звучит оценка действий президента, пропагандистские ходы, методы. Очень живо отзывается общественность, которая мгновенно замолкает в оценке точно таких же ситуаций по эту сторону границы. Наконец, очень живо слышен голос мирового сообщества — в контексте Беларуси его просто не глушат.

Умеющий находить параллели внезапно поймет, что народец-то у нас, в России, не тупое быдло и все понимает. А что молчит — так это потому, что не настолько прижало. Революционная обстановка это не когда власть плохая, а когда уже есть нечего и это вопрос жизни и смерти.

У нас есть прекрасный шанс увидеть генеральную репетицию своего будущего. Свернуть в сторону мы уже не сможем, гайки закручены, недовольство сжато в пружину. Остается только ждать, когда рванет…

Простой люд

В них нет ничего особенного. Они ничем не отличаются от богатых людей, обладающих властью, за исключением того, что у них нет ни денег, ни власти. Но закон, равновесия ради, должен быть на их стороне.

От стариков все зло в этом мире

Эту фразу Юлиан Семенов в «Семнадцати мгновениях весны» написал от имени следователя гестапо. Но я все уже склонен с ним согласиться, возможно, даже вопреки авторской позиции.

Дело вовсе не в возрасте. Старость это умирающая самокритичность. Ее может и вовсе не быть, это другой недуг, но когда человек вдруг начинает мыслить масштабами «лес валят — щепки летят», себя при этом «щепкой» не считая, то это она и есть — анекдотичная, с домино и геополитикой.

Их уже нельзя переубедить, можно только высмеивать. Есть даже слабый шанс, что это поможет. Или нет. Но когда в старческий маразм впадает власть, ничего другого все равно ведь не остается…

Праздник двоемыслия

Президент Лукашенко выбрал сам себя, набрав 80% голосов. Вот уже неделю милиция подавляет уличные протесты. Вместе с мировой, российская общественность осуждает несправедливые выборы, устранение оппозиции и разгон демонстрантов. Артисты отказываются от наград, журналисты возмущены, общественники требуют прекратить произвол и репрессии.

В прошлый раз, когда с похожим результатом в другой стране победил другой диктатор, мировая общественность возмущалась без нас. Потому, что — совсем другое дело. Да и страшно, чего уж.

Теперь же, с жаром осуждая «последнего диктатора», можно мысленно вместо слова «Беларусь» произнести «Россия» и — вот она, свобода слова. «У нас тоже любой может выйти на Красную площадь и сказать — долой Трампа». Легко, приятно и безопасно.

Это вам не Хабаровск поддержать.

Prey

В 2006 году игра с таким названием прошла мимо меня. В 2017-м вышел ее перезапуск. Весьма условный перезапуск — ничего, кроме названия и наличия инопланетян, в нем не было. Совершенно другая игра.

То, что новый «Pray» выпустила Arkane Studios, для меня было уже однозначным обещанием чего-то хорошего.

Итак, главный герой просыпается у себя на квартире и начинается обычный рабочий день ученого, который готовится к отправке на орбитальную станцию. Вроде бы обычный — какие-то странные тесты, нервничающий персонал. В потом вдруг кружка в руках врача превратилась во что-то невообразимое и все заверте…

Оказывается, главный герой уже давно на космической станции, но почему-то этого не помнит и вообще является кем-то вроде лабораторной крысы. «Надо бежать» — вся игра крутится вокруг этого. Бежать из специально созданной для него симуляции дома, бежать со станции, захваченной инопланетянами, бежать от перепрограммированных медицинских роботов, которые хотят тебя убить, от безобидных предметов мебели, в которые могут мимикрировать инопланетяне. Искать ключи, оружие, еду, восстанавливать по записям в компьютере свою стертую память, заново знакомиться с немногими выжившими членами экипажа. Наконец, узнать все причины катастрофы и понять, что ты являешься главной из них.

Совершенный кибер-панк со всеми признаками жанра — космическая станция, недавняя катастрофа, способность, загружаемые прямо в мозг при помощи нейромодов. Причем способности не только человеческие (инженерные и научные знания, боевая подготовка и поставленные навыки стрельбы и рукопашного боя), но и инопланетные — телепатия, телекинез, способность к транформации, управление огнем и электричеством.

Сюжет сложен и нелинеен, несколько финалов, проработанный в мелочах мир в документах, переписке, дневниках, рабочих журналах — в общем, все как мы любим и как умеют в Arkane Studios. И вся эта радость — на движке Cry Engine, у которого традиционно слабая физика, но потрясающая картинка. Огромные окна в неторопливо вращающейся обесточенной станции создает потрясающие контрасты между солнечным «днем» и едва разбавленной аварийным освещением «ночью». А в качестве «вишенки на торте» — звуковая дорожка Мика Гордона (если вы понимаете, о чем я).

В общем ожидание оправдалось целиком, много больше чем полностью.

Dishonored

Трехмерный stealth-action от первого лица в стимпанк-сеттинге. В принципе, все сказано :) а теперь — все то же самое, только нормальным человеческим языком.

Вымышленная островная империя Парусной эпохи. Огнестрельное оружие только появилось и используется наравне c холодным, паровые и электрические машины используют ворвань — переработанный китовый жир. Наука переживает свой золотой век, когда ученые назывались натурфилософами и занимались всем — от паровых двигателей до медицины и мистицизма. Разгар эпидемии чумы. В общем, очень узнаваемая альтернативная Британия. Вплоть до законов о «темных искусствах», которые здесь существуют — и отнюдь не в виде безобидных суеверий.

Главный герой, лорд-защитник и личный телохранитель Императрицы, возвращается из долгого путешествия, чтобы оказаться в самом сердце заговора и одновременно — по уши в магии. И теперь его задача — выжить, снять с себя обвинение в убийстве, уничтожить настоящих заговорщиков и реставрировать монархию, вернув трон юной принцессе — дочери императрицы, в смерти которой все винят лорда-защитника.

Игра просто потрясающе красивая. Здесь нет фотографической достоверности, нет — здесь все нарисовано крупными мазками. Это живопись, очень эмоциональная, очень характерная и очень атмосферная. Эта «графичность» мира в точности соответствует его настроению, он и ощущается таким — выписанным острыми и контрастными эмоциями, ощутимо шероховатый и какой-то жутковато-уютный в своей безысходной мрачности.

LOR (Level of Reality), тот самый «уровень достоверности», здесь на немыслимой высоте. По мрачным улицам чумного города можно бродить часами, находить книги, дневники умерших, слушать обрывки разговоров выживших, по кусочкам собирать целый мир в ощущениях и делать неприятный выбор между гуманностью и внутренним чувством справедливости — щадить приходится таких мерзавцев, что рука сама тянется к мечу или амулету.

То, что ARKANE Studios это синоним качества, я понял именно после этой игры.

К оружию!

В распоряжение стражника, решившего провести с каким-нибудь гражданином увлекательную беседу, предоставлен целый мешок потенциальных обвинений, начиная с Непреднамеренного Околачивания Груш и заканчивая Неумышленным Оскорблением Чьей-Либо Извращенной Нравственности, Будучи Существом Не Того Цвета/Формы/Вида/Пола.

Огонь сильнее мрака

https://author.today/work/49051

Как оказалось, я очень люблю стимпанк. Правда, я просто раньше этого не знал. Почитал вот по рекомендации книжку — и понял.

Альтернативная история. Мир, откуда ушла магия и умерли все боги, учится жить без них, изобретая технологии и изучая руины магического прошлого. Мир, где любая детективная история легко и непринужденно переходит от технологии к магии и обратно. В сумрачном постапокалиптическом «нуаре», но с неожиданно хорошей концовкой. На мой взгляд, даже слишком — счастливый финал может оказаться предпосылкой для еще более мрачного продолжения. И, кажется, автор таки собирается его написать…