Тень

Когда-то очень давно мой Учитель – хоть и не старый, но все же достаточно мудрый для того, чтобы быть им для меня – привел Тень. Откуда? С другой стороны мира, из страны за Стеной. Сначала увидел увидел ее там, потом долго с ней беседовал и в конце концов пригласил к себе. Она пришла…

Пришла и заняла место возле него – как и подобает тени. Но его новая Тень не была похожа на него, как это бывает с обычными тенями. Она не просто выбирала себе место так, чтобы он находился между ней и светом – она тянула его за собой. Будучи своенравной, Тень не хотела подчиняться, а будучи тенью, должна повторять его движения…

И началась борьба. Победил бы хозяин – и Тень стала бы покорной, обычным контуром на стене за спиной, победила бы Тень – и она увела бы его за Стену, в мир, где только она реальна, а он призрачен, где он сам станет ее Тенью. Всякое существо днем отбрасывает тень, и всякая тень должна иметь хозяина. Только ночью им дана свобода не быть вместе…

В одну из таких ночей я встретил Тень моего Учителя. Мы долго беседовали и я, самонадеянный, решил сделать то, что не смог он – приручить Тень…

Уже на следующее утро понял я свою всю глубину своего заблуждения. Никому не дано отбрасывать две тени. Тень стала моей, а моя прежняя тень покинула меня.

Хоть и слишком поздно, но понял я, что Тень на самом деле и сама – не последнее существо в мире за Стеной. Это она нашла Учителя, рыщущего во тьме, это она добилась его приглашения. А когда он захотел он нее избавиться, перешла ко мне. И возвращаться в свой мир она вовсе не хотела…

Вместе мы прошли через многое. Она была верной Тенью и мне было приятно наблюдать, как точно она повторяет – а иногда и предвидит – мои движения. Но потом я решил, что хватит. Тут-то все и началось. Тень моя перестала повторять мои движения, более того – стала им сопротивляться. А законы этого мира таковы, что движения хозяина и его тени всегда одинаковы. Я словно попал в озеро расплавленного воска, постоянно преодолевая сопротивление. Свет горел в моем доме всегда – даже ночью я не находил покоя. И понял я, наконец, каково пришлось Учителю…

Меня спас случай. В одну из редких ночей, когда темнота давала мне свободу и я мог ускользнуть от света, привязывающих меня к моей Тени, и вернул свою тень. Следующее утро предупрежденный Учитель встретил в темной комнате, а Тень осталась одна под ярким солнечным светом…

Она мучалась и страдала. От сознания того, что она страдает из-за меня, мне тоже было больно – за нее. Но память моя, помнившая бессонные ночи, когда Тень боролась за меня со мной, память моя злорадствовала и торжествовала. И я оставил ее в круге света и ушел, не оглядываясь…

Следующим утром Учитель мой обнаружил, что снова отбрасывает тень. Это значило, что Тень нашла себе нового хозяина. Я разглядывал всех, встречающихся мне, и в конце концов нашел. Увидел человека, чья тень ведет себя словно живая – повторяя движения чуть медленней или слегка опережая. Это была она…

Она была с моим другом, с которым много лет назад мы вместе учились. Мы постоянно соперничали и вот теперь он сделал то, что в свое время сделал я – позвал Тень, чтобы справиться с ней, сделать то, чего не смог я…

И я вдруг понял, что мне это неприятно. Память моя, та самая, что злорадствовала и радовалась ее страданиям, вопрошала: “В чем дело? Тебе неприятно, что она теперь с другим? Какое тебе дело до того, с кем она, если тебе так хотелось от нее избавиться?”. И я вспомнил… вспомнил, как странно изменились наши отношения с Учителем. Вспомнил и понял, что чувствовал тогда он…

Тень бродит сейчас с моим другом. Учитель продолжает рыскать в темных глубинах, как и прежде не заботясь о последствиях. Ничего не изменилось. А я ушел, чтобы смешаться с толпой…

Жизнь моя тиха и спокойна. Туманных далей я больше не тревожу. Помогать, наслаждаясь своим могуществом, не стремлюсь. Я ищу мудрость в познании, а не в действиях — ведь каждое действие вызывает столько же бедствий, сколько и благости. Не в своенравном управлении миром могущество, а в умении вовремя склонить весы в нужную сторону. Пусть Тень смеется надо мной, проигравшим. Я могу принять поражение, хоть и ненавижу его горький пыльный запах…