Виды лжи

Как известно, «существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». Авторство этой фразы приписывается Марком Твеном великому Дизраэлли, но говорил ли он это — доподлинно неизвестно. Но не в этом дело.

Новое время принесло нам еще одну разновидность, имя которой лицемение. Идея двоемыслия не нова, но именно сейчас она испытывает небывалый подъем, триумфально шествуя повсеместно.

Мелкий коррупционер держит православные иконки на том самом рабочем столе, за которым «играет в тендер». Крупные чины, под чьи представительские автомобили на парковке церковно-развлекательного комплекса «Храм Христа Спасителя» забронированы отдельные места, обеспечивают эти игры, протаскивая в законодательство дорогостоящие инициативы под совершенно смехотворными предлогами. А церковь, высшие чины которой заседают в Государственной думе, превращает черное в белое, привычно отрабатывая константинов дар власти. Которая, в свою очередь, громогласно подменяет интересы граждан своими, всеми методами подавляя сомнения — от блокировки источников «другой» информации до законодательной декларации собственной непогрешимости. С той же декларацией патриотизма и духовности наказывающая несогласных.

Хорошая память стала преступлением, простое сопоставление фактов считается посягательством на святыни. Флаги, гимны и самыи лик первого гражданина превращены в символы веры. Слово «юстиция», некогда происшедшее от латинского «справедливость», заменена богословием. А еретиков не судят — их жгут на кострах. Во имя новых богов, которые наконец-то сошли с небес к людям и теперь имеют имя, должность и звание.

Ныне, и присно, и вовеки веков. Пиз… Аминь!

Как читать Пратчетта

Интернет полон «навигационными картами» по миру Терри Пратчетта. На этих картах нанесены циклы, персонажи, рекомандации и советы для людей с разными вкусами, подготовкой и заинтересованностью. Авторы этих описаний действительно хотят помочь читателю и, скорее всего, даже не осознают свого пренебрежительно-потребительского отношения к автору.

Я же считаю единственно правильным способом идти по Плоскому миру (а плоский он не из-за каких-то двумерных математических фантазий, а потому, что стоит он на слонах, черепахе и так далее) вместе с его демиургом и первым исследователем. Оставить героя на пороге смерти и, сдерживая нетерпение, углубиться в пасторальные картинки неторопливой деревенской жизни. Не уподобляться к тем «ужасным читателям» (по словам Стивена Кинга), которые перелистывают книгу, чтобы узнать, как именно он выкрутится. Преодоление слабости, заставляющей изнывать поклонников сериала в ожидании продолжения, принесет много вкусного читателю, умеющему видеть короткие отсылки, сшивающие все лоскутное повествование в единый, хотя и очень пестрый, мир. Не говоря уже о том, что радость снова увидеть пропавшего героя сродни радости от встречи старого друга после долгой разлуки.

Но главное, я повторюсь, во всем этом — уважение. Если сэр Терренс Дэвид Джон Пратчетт (многие ли знают это полное имя?) для вас не очередной «стендапер», оптовый поставщие шуток, но живой человек (даже сейчас, когда его уже посетил персонаж с ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛЫМ ГОЛОСОМ), вы не будете метаться вперед-назад по заранее известному (вам, но не вашему проводнику) маршруту. Вы пойдете с ним, слушая его голос и наблюдая за его творением. Ведь это его маршрут и его мир, а вы здесь только гость.

Так и ведите себя соответственно, черт возьми!

Правило Бренсона

Я всегда рад, когда меня обслуживают из рук вон плохо. Нет, я вовсе не мазохист — просто лучшие из моих бизнес-идей возникли, когда меня плохо обслуживали.

Ричард Бренсон

Бренсон весьма неоднозначная фигура, как бы не превозносили его сектанты предпринимательства. Но это правило заслуживает того, чтобы использовать его в качестве руководства к действию. Все мы, выражая недовольство плохой организацией или же полному отсуствию чего-то необходимого, нет-нет да и говорим «это надо было сделать по-другому». Все, что требуется — не забывать это ощущение и продумать, как сделать это правильно. Пусть даже эти идеи пропадают втуне — они все равно приносят свою пользу. Не говоря уже о том, что одна из десяти… ста… даже тысячи может стать золотой.

Если, конечно, вам интересно сделать в этом мире что-то значимое для других. Для людей, погруженных в себя рецепт другой — но об этом в другой раз.

Мораль и деньги

Сначала Disney в порыве праведного гнева увольняет режиссера «Стражей Галактики» за неэтичные твиты, а затем под давлением заступившейся общественности возобновляет контракт.

На самом деле все это неправда. Уволен он был не по этическим соображениям, а чтобы не дать повода эти соображения использовать против самой Disney. И возобновлен контракт был не под давлением общественности, а из-за того, что никто другой третьих «Стражей…» не снимет.

Суверенный Интернет

Иван Васильевич, когда вы говорите — создается ощущение, что вы бредите.

Михаил Афанасьевич Булгаков, «Иван Васильевич».

Недавно нам, аборигенам Этой страны, объявили о существовании страшной угрозы. Интернет — чудо двадцатого века и опора века двадцать первого — управляется из-за океана, а именно там находится Наиболее вероятный противник.

Читать далее Суверенный Интернет

Забывший Сидзару

Многие из тех, кто декларирует буддистские «не вижу зла» (Мидзару), «не злышу зла» (Кикадзару) и «не говорю зла» (Ивадзазу), забывают про «четвертую обезьяну». Хотя делающий зло соблюдением трех запретов их только дискретидитует.