Утюги с прослушкой

На просторах родины нашли два шпионских утюга. Это было бы анекдотом, если бы не было опубликовано РИА Новости со ссылкой на руководство Минпромторга.

Есть закладки. Пару утюгов мы видели с микрофонами. Обычный утюг. С микрофоном. Соответственно, чтобы с этого микрофона что-то куда-то кидать, нужен какой-то (канал связи — прим. редакции).

Василий Шпак,
директор департамента радиоэлектронной промышленности.

Берлинский пациент 2

На волне высоких рейтингов сериала «Берлинский пациент» запущен второй сезон. Главный герой, избежав множество опасностей, пришел в себя и снова представляет угрозу для таинственных недоброжелателей. Интрига закручивается предположением, что отравителем могла оказаться сама жертва.

Смотрите новый сезон нашумевшего политического детектива на всех медиа-площадках и в СМИ.

Берлинский пациент

Известный оппозиционер впадает в кому. Его двое суток его лечат от отравления, потом — по настоятельному требованию соратников — передают в немецкую клинику. Там говорят, что находят боевое отравляющее вещество, но в широкий доступ информацию не предоставляют, а передают в Организацию по Запрету Химического Оружия при ООН. Участники ОЗХО ее там не обнаруживают. Дипломаты перебрасываются обвинениями и угрозами. Весь демократический мир требует открытого расследования.

Смотрите, слушайте и читайте во всех СМИ первый сезон детективного сериала «Берлинский пациент».

Мы их теряем

Нет большего врага, чем недавний союзник. При любом исходе беларусы будут считать, что Россия их предала. И будут правы, что печально — можно многое списать на пропаганду, но то, что условный «простой украинец» думает о России после «крымской весны», представить несложно. С Беларусью будет еще хуже.

Прямо сейчас обе стороны конфликта ждут от Москвы чего-то большего, чем невнятное мычание пресс-секретаря о том, что «мы не вмешиваемся во внутренние дела союзного государства», «нам импонируют те, кто являются сторонниками развития наших двусторонних отношений» и «видим явный след внешнего влияния в дестабилизации ситуации».

То, что Москва будет на стороне «последнего диктатора», было ясно заранее. Иначе «белорусский вопрос» о доверии результатам выборов встанет уже в России. Да и «дальневосточный вопрос» цугцвангом перейдет в грузино-осетинский сценарий. Только на этот раз исход будет провальным.

И что после украинской операции «белый грузовик» весь мир будет начеку, тоже не «бином Ньютона». НАТО усиливает присутствие в Польше и затевает учения, Литва официально поддерживает минскую оппозицию. Все ждут эндшпиля…

Россия бросила «братский народ». Даже если «последний диктатор» победит, он вспомнит не то, что Москва «не вмешалась во внутренние дела», а то, что не сработали процедуры ОДКБ. А уж если он проиграет — в сторону Москвы из Минска вообще никто не посмотрит.

Политическое зеркало

О ситуация с Беларусью нам говорят то, чего не говорят о России.

Очень хорошо звучит оценка действий президента, пропагандистские ходы, методы. Очень живо отзывается общественность, которая мгновенно замолкает в оценке точно таких же ситуаций по эту сторону границы. Наконец, очень живо слышен голос мирового сообщества — в контексте Беларуси его просто не глушат.

Умеющий находить параллели внезапно поймет, что народец-то у нас, в России, не тупое быдло и все понимает. А что молчит — так это потому, что не настолько прижало. Революционная обстановка это не когда власть плохая, а когда уже есть нечего и это вопрос жизни и смерти.

У нас есть прекрасный шанс увидеть генеральную репетицию своего будущего. Свернуть в сторону мы уже не сможем, гайки закручены, недовольство сжато в пружину. Остается только ждать, когда рванет…

Праздник двоемыслия

Президент Лукашенко выбрал сам себя, набрав 80% голосов. Вот уже неделю милиция подавляет уличные протесты. Вместе с мировой, российская общественность осуждает несправедливые выборы, устранение оппозиции и разгон демонстрантов. Артисты отказываются от наград, журналисты возмущены, общественники требуют прекратить произвол и репрессии.

В прошлый раз, когда с похожим результатом в другой стране победил другой диктатор, мировая общественность возмущалась без нас. Потому, что — совсем другое дело. Да и страшно, чего уж.

Теперь же, с жаром осуждая «последнего диктатора», можно мысленно вместо слова «Беларусь» произнести «Россия» и — вот она, свобода слова. «У нас тоже любой может выйти на Красную площадь и сказать — долой Трампа». Легко, приятно и безопасно.

Это вам не Хабаровск поддержать.

Индуцированный расизм

«Больше всего на свете я не люблю расизм и негров».

Теперь им и Лавкрафт не угодил. Расист, понятное дело. Премия «Хьюго» за лучшую фантастику больше не хочет иметь ничего общего с отцами-основателями жанра. Заодно обрушиваясь на Джорджа Мартина, который продолжает считать Лавкрафта таковым.

Из-за истеричных выходок каких-то никому не известных деятелей (ни одной знакомой фамилии, ей-богу!) я уже утвердился в мысли, что с «цветными» и «ненатуралами» что-то всерьез не так. Они так рьяно продвигают «черную фантастику» и гендерное квотирование, что уже не видят, что это та самая сегрегация, с которой они, по идее, должны бороться.

В общем, чтобы требовать признания, мало быть черной лесбиянкой-инвалидом — нужно еще хотя бы иметь мозг. А вот с этим, судя по всему, уже сложнее.

Дуров

Павел Дуров, автор самого грандиозного scam-а в криптоиндустрии, поднимает волну против Apple. «Корпорация Зла» подняла комиссию за размещение приложений в Apple Store до 30%. И под флагом возмущения Дуров заодно обвинил их вообще во всех смертных грехах.

При этом владелец Telegram с многомиллионной аудиторией не спешит потерять аудиторию, первым убрав Telegram из Apple Store. Хотя это возымело бы куда больший эффект, чем пламенные призывы к бойкоту, адресованные остальным разработчикам.

В общем, остатки своей репутации Паша распродает в розницу.

Налог на свободу слова

Теперь уже и суды стали наполнять бюджет.

Слова журналистки о том, что поступок террориста закономерно вытекает из происходящего вокруг, послужили основанием для скорого суда с приговором в 500 000 рублей штрафа «за оправдание терроризма».

Апеллировать больше не к чему — международные конвенции уже шесть дней официально больше не имеют силы на «одной шестой суши», а в местных законах на этот счет все однозначно.

В общем, началось…

Конституция: Afterparty

Вчера «страна проголосовала за изменение основного закона». По словам Пескова, «это грандиозная победа по вопросу доверия президенту Путину». Всем спасибо, все свободны. В том, что результат в любом случае будет таким, я не сомневался. Мне было интересно, как это будет происходить.

Всем понравилось электронное голосование. Нам говорят, что оно удобное. Оно действительно удобное, только давайте договоримся, что это не тайное голосование. Оно и раньше-то таким не было, когда на выборах записывали паспортные данные и номер выданного бюллетеня, а уж теперь-то и подавно.

Так вот, раз уж голосование у нас открытое и с этим все согласны (несогласные выбирают закрытую кабинку и непрозрачную урну без сканера), то я бы хотел увидеть свой голос в личном кабинете Госуслуг. Почему результат моего волеизъявления должен быть открытым для всех, кроме меня?

И да, я хотел бы видеть результаты аудита кода общенародного голосования. Не то, чтобы это на что-то влияла, векторов атаки на информационную систему столько, что вмешаться в нее можно сотней способов. Но хотя бы что-то покажите, кроме слов о том, что «все честно» и «защищено блокчейном».

О блокчейне. Хорошая, годная технология защиты он фальсификации, но только применять ее надо с соблюдением базовых требований, иначе она не работает. А требования эти — публичность всей цепочки изменений и гарантия авторства того, кто эти изменения делал. Иначе это просто игра в программирование — под любые данные можно быстренько сформировать нужную цепочку и доказать, что небо зеленое. Но слов «электронная подпись» даже не произносилось. Ей богу, лучше бы промолчали.

Таким образом, нам презентовали результаты, которым мы должны верить. Доверие информационным системам не относится к вопросам веры и все еще нуждается в доказательствах, это нормально. А нам в качестве доказательства предъявляют схожесть результатов электронного голосования с голосованием традиционным. Хотя, на мой взгляд, это скорее дискредитирует последнее, чем доказывает достоверность первого.

Кстати. Журналист проголосовал дважды, чтобы продемонстрировать плохо организованный процесс. Против него возбудили уголовное дело — речь идет о наказании в полмиллиона за «незаконное получение бюллетеня». Обнаружен случай, когда человек нашел в регистрационной книге, что ему и его семье уже выданы бюллетени и он уже проголосовал. Инцидент объяснили «усталостью» члена избирательной комиссии и на этом все. Для тех, кто не понял, яснее уже некуда.

«Я проголосовал за поддержку русского языка», «я проголосовал за доступную медицину», «я проголосовал за индексацию пенсий»… нет, вы проголосовали за все вместе: за британскую модель парламента, за подконтрольную президенту исполнительную власть, за возможность игнорировать международные договоренности, наконец, за «югославскую оговорку», из-за которой над Тито смеялся весь мир, а только потом — за ни к чему ни обязывающие предвыборные лозунги, из-за которых вы и пришли, «на все согласные».

Но представьте на секундочку, что поправки «не прошли». Подписанные, утвержденные, со всех сторон законные и не имеющие обратной силы. Что было бы? А я скажу — президент отправил бы их «на доработку» и после косметических изменений они бы по-тихому вступили в силу. А пропаганда остальное бы «заполировала». Но, успокойтесь, этого бы не случилось. С электронным голосованием и старым добрым административным ресурсом все было бы так, как было.

В общем, представление удалось. А похмелье всем нам еще только предстоит.