Prey

В 2006 году игра с таким названием прошла мимо меня. В 2017-м вышел ее перезапуск. Весьма условный перезапуск — ничего, кроме названия и наличия инопланетян, в нем не было. Совершенно другая игра.

То, что новый «Pray» выпустила Arkane Studios, для меня было уже однозначным обещанием чего-то хорошего.

Итак, главный герой просыпается у себя на квартире и начинается обычный рабочий день ученого, который готовится к отправке на орбитальную станцию. Вроде бы обычный — какие-то странные тесты, нервничающий персонал. В потом вдруг кружка в руках врача превратилась во что-то невообразимое и все заверте…

Оказывается, главный герой уже давно на космической станции, но почему-то этого не помнит и вообще является кем-то вроде лабораторной крысы. «Надо бежать» — вся игра крутится вокруг этого. Бежать из специально созданной для него симуляции дома, бежать со станции, захваченной инопланетянами, бежать от перепрограммированных медицинских роботов, которые хотят тебя убить, от безобидных предметов мебели, в которые могут мимикрировать инопланетяне. Искать ключи, оружие, еду, восстанавливать по записям в компьютере свою стертую память, заново знакомиться с немногими выжившими членами экипажа. Наконец, узнать все причины катастрофы и понять, что ты являешься главной из них.

Совершенный кибер-панк со всеми признаками жанра — космическая станция, недавняя катастрофа, способность, загружаемые прямо в мозг при помощи нейромодов. Причем способности не только человеческие (инженерные и научные знания, боевая подготовка и поставленные навыки стрельбы и рукопашного боя), но и инопланетные — телепатия, телекинез, способность к транформации, управление огнем и электричеством.

Сюжет сложен и нелинеен, несколько финалов, проработанный в мелочах мир в документах, переписке, дневниках, рабочих журналах — в общем, все как мы любим и как умеют в Arkane Studios. И вся эта радость — на движке Cry Engine, у которого традиционно слабая физика, но потрясающая картинка. Огромные окна в неторопливо вращающейся обесточенной станции создает потрясающие контрасты между солнечным «днем» и едва разбавленной аварийным освещением «ночью». А в качестве «вишенки на торте» — звуковая дорожка Мика Гордона (если вы понимаете, о чем я).

В общем ожидание оправдалось целиком, много больше чем полностью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.