Вторая древнейшая…

В YouTube недавно появился фильм «Обмен», в котором описана смерть полковника ФСБ Анатолия Николаевича Савельева в ходе операции освобождения заложников у Шведского посольства в 1997 году.

В двух словах — легенда «Альфы», участвуя с переговорах, обменял себя на шведского торгового представителя и… в общем, переговоры сорвались из-за сердечного приступа полковника и последовавшей неразберихи во время штурма. Фигурировала переданная заложнику бутылка коньяка, которую тот заставил продегустировать заложника. Было что-то в том коньяке или свою роль сыграла веревка, которой террорист душил заложника — неизвестно, но даже после выстрела снайпера террорист еще сделал несколько выстрелов, а атакующие при его устранении добавили заложнику пулевое ранение. Он умер ночью, уже в больнице.

Но эта информация с ресурса «патритического интернет-портала Герои страны». А вот в кино…

В кино операция сорвалась из-за того, что кто-то слил журналистам информацию, что вместо представителя МИДа, которым представился Савельев, заложника обменяли на полковника ФСБ. После чего террорист запаниковал, но даже в этой ситуации успешный переговорщик с большим опытом подобных операций сумел его успокоить и завершил бы операцию бескровно, если бы не тот самый сердечный приступ, после которого наблюдатели запаниковали и одним выстрелом устранили террориста. Совсем другое дело, верно?

Зачем? Первая версия произошедшего никак не умаляла подвиг и профессионализм Героя России, зато ставила неудобные вопросы к планированию и реализации операции в целом. Тут-то и понадобилась идея о безответственных журналистах, которые в погоне за сенсациями буквально предупредили террориста в прямом эфире. Образ врага сменился мгновенно и кровь героя, как это всегда и бывает, сделала его абсолютным.

Даже повисший в воздухе вопрос «какая сволочь слила журналистам оперативную информацию?» остался без ответа. Видимо, потому, что сама утечки из разряда мифов.

И мне интересно, к кому больше применима сентенция о второй древнейшей профессии — к тем мифологическим журналистам, о ком говорится в фильме, или к тем публицистам реальным, кто написал сценарий «по мотивам реальных событий»?

Вопрос, конечно, риторический.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.