«Батут работает»

А снится нам Рогозин на батуте…

Шесть лет назад Рогозин шутил про американцев и батут. Шутка была обидная и неудивительно, что ее запомнили. Но «Дракон» взлетел, Маск на пресс-конференции над «внутренней шуткой» посмеялся, тут бы и делу конец — но теперь обиделся уже наш «космический клоун». Потому, что ждал слов благодарности. За все время, которое американцы делали наш бюджет, оплачивая своих астронавтов. За то, что мы после неудачного пуска «вернули американцам астронавта в целости и сохранности». За эту шутку, наконец.

Адекватность Рогозина уже давно вызывала сомнения, но теперь с этим покончено. Все стало понятно. Кроме одного.

Как ему это удается?!

Охота на ведьм

Гвидо ван Россум ушел с поста «великодушного пожизненного дикатора» Python, Линус Торвальдс на месяц покинул пост координатора разработки ядра Linux, Ричард Столман ушел поста руководителя GNU и FSF. Перед этим навсегда закрылась конференция PHPCE, а в «Дисней» успели отменить и возобновить контракт с режиссером третьих «Стражей галактики» Джеймсом Ганном.

И все это — с подачи каких-то малоизвестных персон, чьи личные обиды в наше болезненно инклюзивные времена перевешивают здравый смысл. Новой охоты на ведьм могут не бояться только черные инвалиды-лесбиянки.

Как читать Пратчетта

Интернет полон «навигационными картами» по миру Терри Пратчетта. На этих картах нанесены циклы, персонажи, рекомандации и советы для людей с разными вкусами, подготовкой и заинтересованностью. Авторы этих описаний действительно хотят помочь читателю и, скорее всего, даже не осознают свого пренебрежительно-потребительского отношения к автору.

Я же считаю единственно правильным способом идти по Плоскому миру (а плоский он не из-за каких-то двумерных математических фантазий, а потому, что стоит он на слонах, черепахе и так далее) вместе с его демиургом и первым исследователем. Оставить героя на пороге смерти и, сдерживая нетерпение, углубиться в пасторальные картинки неторопливой деревенской жизни. Не уподобляться к тем «ужасным читателям» (по словам Стивена Кинга), которые перелистывают книгу, чтобы узнать, как именно он выкрутится. Преодоление слабости, заставляющей изнывать поклонников сериала в ожидании продолжения, принесет много вкусного читателю, умеющему видеть короткие отсылки, сшивающие все лоскутное повествование в единый, хотя и очень пестрый, мир. Не говоря уже о том, что радость снова увидеть пропавшего героя сродни радости от встречи старого друга после долгой разлуки.

Но главное, я повторюсь, во всем этом — уважение. Если сэр Терренс Дэвид Джон Пратчетт (многие ли знают это полное имя?) для вас не очередной «стендапер», оптовый поставщие шуток, но живой человек (даже сейчас, когда его уже посетил персонаж с ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛЫМ ГОЛОСОМ), вы не будете метаться вперед-назад по заранее известному (вам, но не вашему проводнику) маршруту. Вы пойдете с ним, слушая его голос и наблюдая за его творением. Ведь это его маршрут и его мир, а вы здесь только гость.

Так и ведите себя соответственно, черт возьми!

Правило Бренсона

Я всегда рад, когда меня обслуживают из рук вон плохо. Нет, я вовсе не мазохист — просто лучшие из моих бизнес-идей возникли, когда меня плохо обслуживали.

Ричард Бренсон

Бренсон весьма неоднозначная фигура, как бы не превозносили его сектанты предпринимательства. Но это правило заслуживает того, чтобы использовать его в качестве руководства к действию. Все мы, выражая недовольство плохой организацией или же полному отсуствию чего-то необходимого, нет-нет да и говорим «это надо было сделать по-другому». Все, что требуется — не забывать это ощущение и продумать, как сделать это правильно. Пусть даже эти идеи пропадают втуне — они все равно приносят свою пользу. Не говоря уже о том, что одна из десяти… ста… даже тысячи может стать золотой.

Если, конечно, вам интересно сделать в этом мире что-то значимое для других. Для людей, погруженных в себя рецепт другой — но об этом в другой раз.

Георгий Данелия

Его обвиняли в отрыве от корней и называли «московским грузином». Он не знал родного языка, но чувствовать «на двух языках» так, как это умел автор «Мимино», «Осеннего марафона» и «Кин-Дза-Дзы», мало кто способен. Как и Фатих Акин, это человек «с двумя сердцами» — редчайший бриллиант в мире взаимонепонимания.

Прощайте, Георгий Николаевич. Без вас в кинематографе и в мире стало меньше принятия и понимания.