Архив метки: Сергей Лукьяненко

Доброта

— Леонид, доброта — только слово. Я не могу убить живое существо. Но это не мораль. Это скорее физиология.

Сергей Лукьяненко, «Лабиринт Отражений»

Метки:

Чужая боль

http://www.lib.ru/LUKXQN/lukian49.txt

Сергей Лукьяненко, моралист наш «от фантастики», написал коротенький рассказ о будущем игр. Все всерьез — настоящее оружие, настоящие битвы, настоящие смерти. Много смертей — централизованная регенерирующая система возвращает игроков в строй и они снова берут в руки оружие. Реконструируется все — от самурайских поединков до восстаний в эсэсовских концлагерях. Это Игра…

Но, как водится, рассказ совсем «про другое». Это история о человеке, который не стрелял. Не потому, что не верил в регенерационную систему. А потому что не хотел причинять боль. Смерть стала обратимой, но боль оставалась. Ее можно было выключить, как лампочку, и этим окончательно превратить жизнь и смерть в игру — бесцельную и бессмысленную настолько, что появляется желание нести смерть по-настоящему.

Метки:

Царь, царевич, король, королевич…

Замыкает трилогию книга, в которой смешивается уже окончательно все — прошлое и будущее, реальность и вымысел. Помимо сказочной реальности, генерируемой диваном-транслятором из «Понедельника…» Стругацких, появляется возможность путешествовать по вымышленным мирам, но без машины времени Луи Седлового из того же «Понедельника…», а весьма тривиальным и вместе с тем магическим способом — заходя в книжный шкаф, подломленная ножка которого подпирается книгой. В эту книгу, собственно, и открывается дверцы шкафа.

Сюжетная завязка — не более чем предлог для третьего раунда юморины. Стаса и Костю похищают, чтобы изъять из будущего их потомков и уничтожить весь мир. Затеял эту подлость Кощей Бессмертный со знакомого уже нам Острова Русь, который таким своеобразным способом хочет заодно проверить еще и границы своего бессмертия. Прячет он их в одном из вымышленных миров, а спасать героев будет никто иной, как мистер Шерлок Холмс со своим неизменным спутником. Множество приключений, в каждом из которых таится намек или ссылка на реальных людей или литературные произведения. Куча знакомых и новых — но все равно знакомых! — персонажей. И вполне ожидаемая концовка «а ля Лукьяненко» — банальная и до отвращения праведная идея о превосходствен реального мира над вымышленным. Некая краткая лекция о вреде эскапизма. Наверное, в качестве оправдания за безотвественный междусобойчик «литературной дуэли» — кто больше намеков и ссылок зашифрует в текст, чтобы потом читатели тоже упражнялись в эрудированности, угадывая персоны людей «широко известных в узком кругу». Для этой книги мало быть начитанным, надо быть своим, чтобы знать прозвище Стругацкого «БорНатан» и альманах «Мили фантастики». Очень для своих чтиво.

Стилизация в третьей книге уж очень топорная — Холмс и Ватсон выглядят пресловутыми «полупрозрачными изобретателями» по классификации Стругацких. Шуточки в адрес литературы, оцениваемой на вес и по качеству бумаги забавны, но ситуацию не спасают. Словом авторы перешли в последнюю, неуправляемую стадию пьянств… то есть творчества и потеряли критичность. Им самим, вероятно, было очень смешно дописывать историю. Нам… увы, нет. Последние смешки соавторов одиноко звучали в тишине, пока занавес не опустился. Не понравилось.

Метки: ,

Остров Русь

В некотором царстве, в некотором государстве… Русь, описанная в этой книге, совершенно не совпадает с исторической географией. Она не так велика, по сути остров, который можно объехать верхом за несколько дней. Но очень похожа на свое литературное описание. Точнее — сказочно-былинное, лубочное, сказочное. Меч-кладенец и скатерть-самобранка, Кощей Бессмертный и Баба Яга в избушке на курьих ножках, Емеля под покровительством Щуки и Иван-дурак на самодвижущейся печи. Все очень узнаваемо… особенно после того, как Ивана-дурака отец снаряжает в стольный Киев на службу богатырскую, где он знакомится с легендарной тройкой богатырей со ссоры и тройным поединком. А тут еще и Василиса Премудрая, жена князя Владимира, дарит серьги Кощею, а потом отправляет всю храбрую четверку, чтобы отсутствие украшения не скомпрометировало княгиню на киевском балу…

И это не единственная ссылка, повествование буквально везде идет «по чужим рельсам». А тут еще и упоминание Острова Русь в первой книге, и сквозные персонажи. Развязка объясняет все — довольно элегантно объединяя сюжетные линии обеих книг.

Соавторство Лукьяненко и Буркина породило еще одну качественную книгу. На этот раз не детскую сказку, а развеселую пародию на все-все-все. Такая «русификация» мировых сюжетов для маленьких. Презабавная.

Метки: ,

Сегодня, мама!

Классическая «крапивинская» сказка — с двумя мальчишками, попадающими в переплет. Другие миры, другое время, смертельно опасные приключения, временные петли. Читая такую сказку, заранее знаешь, что все непременно будет хорошо, что каждое событие не случайно и когда-нибудь обязательно на что-то повлияет. Даже смерть обратима — за счет чудесных приборов или небольшого вмешательства в причинно-следственные законы. Добрые друзья, нестрашные глупые злодеи и немудреные хитрости главных героев. Такую сказку хорошо читать детям перед сном, в полутьме детской спальни, тихим голосом со «сказочными» интонациями. Упомянутый вскользь остров Русь ничем не проявляется, но по закону жанра обязательно возникнет впоследствии.

Добротная, качественная детская сказка. Тот самый жанр, в котором Лукьяненко безупречен. Возможно, это влияние соавтора — вся серия «Остров Русь» написана вместе с Юлием Буркиным. Однако, тем не менее, книга безупречна — в рамках своего жанра и для своей, «крапивинской», целевой аудитории.

Метки: ,

Неделя неудач

Если честно — то все мы начинали именно с этого. Продолжали, дописывали (в уме, или на бумаге) свои любимые книги, воскрешали погибших героев и окончательно разбирались со злом. Порой спорили с авторами — очень-очень тихо. А как же иначе — литература не футбол, на чужом поле не поиграешь.

Сергей Лукьяненко

К слову о корнях творчества — вот и доказательство. «Неделя неудач» это как раз там самая «совсем другая история», этими словами заканчивается «Понедельник начинается в субботу». Продолжение удалось великолепно, иногда даже не верилось, что и автор другой, и время не то. В «НИИЧаВо» жизнь продолжается. Витька Корнеев продолжает превращать океанскую воду в живую любыми способами, включая остановку Колеса Фортуны в тот момент, когда удается очередной эксперимент, Луи Седловой случайно попадает в описываемое будущее совсем других писателей, Сашка Привалов не верит своим познаниям в электронике, столкнувшись в ноутбуков, в котором (фантастическое предположение!) «одной памяти не меньше мегабайта», а Выбегалло прорабатывают на научном совете, но он как всегда мастерски отбивается от магистров той самой «первобытной демагогией», которая держала его на плаву все время работы в НИИ.

Обычно, чем больше любишь произведение, тем сильнее раздражают подражатели. Обычно, да. В этом же случае все совершенно иначе — книга достойна самих Стругацких и очень плавно подхватывает сюжетную линию, оборванную авторами весьма резко. Это уже не сатира, каким были «Понедельник…» и «Сказка о тройке» — прошло много времени и сами объекты сатиры канули в Лету. Но очень и очень хорошая «сказка для научных работников младшего возраста», добрая и ностальгическая.

Метки:

Линия Грез

Другое время, другая вселенная. Совсем другие — другая история, другие расы, разве только техника тривиальная, бластеры, станнеры, гравитационные двигатели и гиперпереходы. И чудо из чудес — аТан, позволяющий после смерти восстановить тело и вернуть сознание. Настоящее бессмертие — не клоны, а полное восстановление, даже с памятью о смерти. Впрочем, создание клонов тоже практикуется — наряду с киборгизацией и генетическим модифицированием. Каждый развлекается как может.

Что касается сюжета, то это крестовый поход. Буквально :) на планету с названием Грааль, где можно «увидеть бога» и получить реализацию всех мечтаний. «Линия Грез» столь же непостижимая технология, как и аТан — понять не возможно, но работает. Счастье на конвейере.

Весьма закрученный сюжетными линиями звездный боевик незамысловать рассказывает, что счастья для всех не бывает — привет Стругацким! — и что сбывающие мечты несовершенного человечества способны принести только беду и лучше им этой возможности не давать. Что мечты — для неудачников, а счастье в принятии себя. В традициях Лукьяненко — очень интересное чтиво, которое надо бросить за несколько страниц до конца, когда сюжет уже выдохся, а лекция о морали еще не началась.

Если не удаются концовки — возможно, стоит научиться писать открытые финалы?…

И слишком много секса. Странного, описанного по-ханжески нейтрально, но — слишком много. Подростково-инфантильный эротизм сквозит в любом мало-мальски располагающем описании. Как в пересказе взрослого для подростков — обозначая «взрослый разговор», но ограничиваясь общими словами, комкая детали от неловкости. Пытаясь смотреть одними глазами с теми, для кого пишет, автор выглядит озабоченным ханжой, который во всем видит сексуальный контекст, но не может это сказать, не покраснев. Что вкупе с совершенно недетским стремлением поучать создает совершенно нелицеприятный образ. Увы…

Метки: