Голоса

«…или как не надо писать сериалы».

Если плохой сценарист работает в соавторстве с хорошим режиссером, громкий успех сделает его востребованным. За «Таежный роман» соавтор Митты получила Тэффи. Если плохому сценаристу дать хороший литературный материал, получится весьма средненький фильм. Но если его не остановить и позволить творить дальше — результат будет катастрофичен. Речь о Зое Кудря (я так и не понял, склоняется ли ее фамилия или нет)…

Теперь, когда сериал закончен, в сухом остатке сюжет можно сформулировать так — гениальное изобретение прежде всего оружие, наивные простаки-«высоколобые» в погоне на Истиной помогают делать грязные дела людям из разведки, а выдающиеся способности женщине противопоказаны. Такой «стандартный набор обывателя».

Итак, в качестве исходных данных имеем семью, где способности слышать мысли и предвидеть ситуации передаются по женской линии и растут из поколения в поколение. Есть также психолог, друг семьи, изучающий эти способности. Есть прибор, изобретенный этим гением психологии и нейрофизики, который влияет на эти способности и между делом способен «выводить из строя» людей на расстоянии — вплоть до полной остановки сердца. И есть честный следователь, который расследует преступления, завязанные на очень и очень могущественных «людей из тайной канцелярии».

Детективная линия сюжета крутится вокруг расследования таинственной смерти дочери главной героини, которая чувствует, что девушка жива и вместе со следственной группой мечется по всем линиям расследования, своим умением слышать «голоса» выводя «на чистую воду» немыслимое количество негодяев. Кудря считает себя готовой к писательской деятельности в детективном жанре, но это будут очень плохие детективы. Зрителю показываются кусочки пазла, из которых даже теоретически невозможно составить цельной картины до торжественного «срывания масок» в последней серии. Детективная линия сюжета провалена полностью, но в фильме она и не главная.

Гораздо больше внимания уделяется линии мелодраматической. Слезы и сумасшествие главной героине, которая отказывается верить неопровержимым фактам, в то время как «сердце матери» и парапсихологические способности требуют продолжать поиски и в конечном итоге оказываются правы — вот главное наполнение фильма. Ну и «бытовуха» от второстепенных героев — общение следователя с сыном после развода на фоне отвратительных отношений к бывшей женой, неудачная личная жизнь не-красавицы из следственной группы с говорящей фамилией Тупицына, маленькие грязные секреты окружающих, открывающиеся перед ясновидящей главной героиней. В общем «кровь, грязь и слезы» заурядной мыльной оперы.

Но между делом автор несет нам немного разумного, доброго и вечного. Герои на своих ошибках осознают, что «знания умножают печаль», что рожать детей и вообще жить «обычной жизнью» для женщины важнее любых «необычных» способностей, что ученые, «не ведая, что творят», становятся источниками большого Зла, что гений бессилен против мелкой подлости и так далее, и тому прочее…

И совершенно «профессиональный» финал, наглядно демонстрирующий, что «сценаризм» не писательство и разница между ними гораздо больше, чем между писателем и графоманом. И разница эта — между ремеслом и искусством. Финал традиционно открытый, приглашающий финансистов вложить деньги в продолжение. Главный злодей обнаружен, хороший следователь летит в другой конец континента, чтобы сойтись в схватке — правое дело против вооруженного психотехникой Зла, а освобожденная дочь главной героини обращается к гению нейрофизики, чтобы он лишил ее умения «слышать»  и предвидеть, вернул ее к нормальной жизни, даже если для этого надо рискнуть жизнью и разумом. Исход зрителю предлагается додумать или, что скорее, сформировать спрос на продолжение «недописанной истории».

Тьфу на вас на всех!

Пелагия и белый бульдог

Воистину — чем больше ожиданий, тем сильнее разочарование. «Акунинскую» эстафету Первого канала принял Второй и после «фандоринского цикла» Адабашьяна, Файзиева и младшего Янковского за первый роман из цикла «провинциальный детектив» взялся Юрий Мороз, который сделал из него очередное 8-серийное «мыло», как чуть раньше он сделал это с «Братьями Карамазовыми». Детективный роман Акунина про чеховскую и гоголевскую Россию (а уж он мастер стилизации — от крапивинской волшебной сказочности до японской созерцательной эстетики) Мороз стилизовал под михалковскую «пьесу для механического пианино». Стилизовать стилизацию — на мой вкус, перебор. Тем более под Михалкова — прямо прижизненный памятник воздвиг, экстерном принял в классики. Однако, от личности и предпочтения режиссера перейдем уже непосредственно к «шедевру»…

Во-первых, я совершенно не понимаю, зачем нужно 8 серий, если основные сюжетные линии все равно безжалостно урезались до полупрозрачной схематичности. Колоритнейшая фигура губернатора, немецкого барона, для которого «закон есть закон, потому что это закон» и не понимающего русской избирательности в исполнении законов, превратилась в по-вологодски окающего «тишайшего губернатора тишайшей губернии», бледную немочь под каблуком у властной жены, рвущейся к светской жизни в Петербург. Также и Митрофаний оказался скучным «столпом веры», показанным со всяческим уважением, но все-таки банальным и обычным. А ведь это он, бывший в бурной юности бравым полковым командиром и в святом служении сохранивший организаторский склад ума, стал ближайшим советником губернатора и вместе с ним сделал губернию «тишайшей» — и прежде всего в криминальном смысле. Пелагия и ее «сестра» Полина Андреевна тоже весьма интригующая фигура, а в фильме даже намеком не показали, что это шустрая «невеста Христова» преображается в светскую львицу, кружащую голову всем мужчинам посильнее пресловутой femme fatale, вокруг которой разворачиваются драматические события.

Кстати, сама Наина Георгиевна, напротив — в фильме выпячена несоразмерно ее роли в первоисточнике. Впрочем, это и понятно — очередная «находка», ссылка на Островского, вернее на рязановский «Жестокий романс», или даже опять-таки на Михалкова. Впрочем, возможно это уже я параноик и вижу то, чего нет и тень «великого режиссера» мне видится даже там, где ее нет.

Во-вторых, весь фильм представляет собой какое-то «шоу двойников» — детектив-монахиня мимикой и интонацией напоминает Елену Яковлеву в роли Каменской, петербургский «злой демон» Бубенцов, гроза мужчин и кумир женщин — вылитый Меньшиков в амплуа высокомерного статского советника, а энтузиаст прогресса художник-фотограф Поджио — это типаж Егора Бироева, высокий, красивый, обаятельный соблазнитель с открытой улыбкой. Ей-богу, лучше было бы их самих пригласить, чем делать бледные копии. Раз уж не удалось нарисовать неповторимые характеры, новые типажи. Хотя, наверное, это закон жанра — сериалы живут на узнаваемых с первого взгляда типажах и жестком делении на главных героев и прочую массовку.

Ну и в-третьих, для «тех кто знает» в сюжете есть несколько проверок «на профпригодность» для режиссера. Скандальные сцены — пикировка за столом и последовавшая перемена завещания, скандал на вернисаже с дракой, а также драматическая погоня под дождем и даже судебное разбирательство, жемчужина сюжета, оказались просто провальными. Страшной маски и эффектной грозы над особняком оказалось недостаточно для по-настоящему жуткой атмосферы и получился скучный, медлительный, затянутый сериал, который интересен в начале и в конце и совершенно невыносим в середине. Если бы не сам сюжет и язвительность Акунина, пробивающаяся сквозь густое «мыло» Зои Кудри (интересно, ее фамилия склоняется или правильнее написать «Кудря»?), то смотреть было бы незачем.

Резюмируя — премьера сезона определенно не удалась.