Гай Ричи, «Шерлок Холмс: Игра теней»

Честно говоря, я боялся идти на этот фильм. Я был уверен, что первая часть настолько хороша, что ничего лучше просто невозможно. И, в определенном смысле, не ошибся… но лучше обо всем по порядку.

Прежде всего — это совсем другой Холмс. И если первая часть была совершенно на грани того, что способно воспринять сознание «шерлокианца» вроде меня, то вторая уже далека за этой гранью. Ричи, что называется, пошел «в отрыв».

Нам показали лицо профессора Мориарти. Не очень убедительное, увы — с ролью главного антагониста куда успешнее справился Марк Стронг в первой части. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что роль мыслителя Мориарти гораздо сложнее роли Блэквуда, ярко выраженного человека действия. Джаред Харрис, безусловно, глубокий и характерный актер, но для этой сверхзадачи его отрицательного обаяния оказалось недостаточно. Он просто потерялся на фоне Дауни-младшего.

Не очень понятно устранение Ирэн Адлер при том, что женский персонаж «на замену» в сюжете появляется почти сразу же. Рэйчел МакАдамс отказалась от участия в сиквеле, а сюжет быстренько «подлатали по живому»? Очень похоже на то…

Майкрофт Холмс. Этот эпатирующий тип, не пожимающий рук, расхаживающий перед гостями голым и позволяющий намеки на свою нетрадиционную ориентацию — кто угодно, но не британский джентльмен викторианской эпохи. Я понимаю Стивена Фрая — наслаждаясь эпатажем, он просто сыграл доведенный до абсурда свой собственный образ интеллектуала и провокатора. Но Ричи в этом случае просто отказало чувство меры. Увлекся…

Сюжет. С цельностью сверхзадачи, которая была бы настоящим вызовом воображению, тоже не получилось. Это скорее история дружеских чувств и ответственности, которая стоит перед сильной личностью — Холмс в одиночку противостоит целой армии зла, прикрывая спиной друзей, близких, свою страну и человечество в целом. В весьма грандиозных и масштабных условиях, что и говорить. Но это не детектив и не мистерия, это боевик — пусть даже с поражающим воображение логическими выкладками. Зрителю не дают подумать, главный герой настолько впереди в цепочке умозаключений, что остается лишь принимать чудеса дедукции как есть, даже не пытаясь подумать самому. А ведь это краеугольный камень детективного жанра.

Однако, это все логические неувязки. С эмоциональной точки зрения фильм великолепен. Драматическая составляющая делает из Холмса уже не «логическую машину», а живого человека. Способного ошибаться, страдать от потерь и страшиться новых, готового умереть, чтобы избавить мир от зла — все это, у Конан-Дойля выписанное весьма схематично, у Ричи до чрезвычайности ярко и эмоционально. Сцена  не случившегося поединка у водопада, при всей своей — вроде бы! — малоэмоциональности, завораживает и гипнотизирует. А подчеркнуто отстраненная концовка может даже довести до слез — при условии, что смотришь фильм с самого начала, не теряя накала и напряжения от самых первых кадров.

Вот в этом, наверное, ключ ко всему. До самой развязки зрителя держит недоумение от бессвязности всего происходящего. Но досмотрев «до точки», получаешь все сразу и очень нескоро возвращаешься в мир реальный. Фильм — спорный, рискованный, ни на что, включая свою же первую часть, не похожий — удался и порадовал. Вне всяких сомнений.

«Шерлок Холмс» Гая Ричи

Очень много экранизаций — особенно хорошо знакомых и очень любимых вещей — меня разочаровывают. Разочаровывают настолько, что знающие мое отношение к достоверности знакомые в один голос предупредили, что это будет совсем-совсем другой Шерлок Холмс. Да, он оказался другим. Восхитительно другим…

С первых кадров совершенно «бартоновский» готический видеоряд и бешеный темп захватывает и не отпускает до самых финальных титров. Фильм начинается со штурма замка британского лорда, в подвале которого проводится черная месса. Мистер Шерлок Холмс, эсквайр, и доктор медицины Джон Ватсон ведут его по всем правилам силового проникновения — с рукопашным боем, перестрелкой и прочими радостями. Молодой и энергичный Холмс совершенно не похож на литературного персонажа, Ватсон тоже не производит впечатления военного врача в отставке. Так могло бы быть, если бы они встретились лет за 10 до описываемых сэром Артуром событий — до афганской кампании, откуда Ватсон ушел в отставку с ранением. Если не вспоминать конан-дойлевское описание их знакомства, такое вполне могло иметь место.

Мастер рукопашного боя, наркоман и женоненавистник — такой же, как и в книге, но кровь молодого Холмcа еще кипит и все это проявляется более ярко. Отличный стрелок Ватсон блестяще дополняет его, а разговаривают они на равных, одинаково быстро соображая и помогая друг другу дедуктировать. Кстати, это намного приятней наблюдать, чем «фирменное» холмсово высокомерие. Лестрейд тоже не производит впечатление идиота, но ему приходится командовать неповоротливыми служаками-констеблями, так что общая эффективность его тоже невелика. Есть в фильме и  Ирэн Адлер, единственная любовь Холмса, и таинственный профессор Мориарти, его достойный противник и злой гений. Не сказать, чтобы в точности такие же, но — никаких фактических противоречий. Вообще, фильм снят с большой любовью к первоисточнику, хотя и поставлен с ног на голову.

И, конечно, сверхзадача. Серийные убийства, попытка политического переворота, мировой заговор древних орденов — все это ставит сторонника чистого разума, каким всегда был и остается Холмс, перед мистической загадкой за гранью жизни и смерти. Любовная линия изящно дополняет чистый детектив, а экшн — просто немыслимое количество рукопашного боя, пальбы и крови — окончательно превращает классический английский детектив в нечто невообразимое.

Роберт Дауни-мадший, похожий на молодого Аль Пачино, великолепен. Джуд Ло тоже весьма хорош и занимает приличное место, не теряясь в тени великого детектива. Мне показалось, что Ричи живописал их так, как будто описывал своих друзей — такими, какими он хотел бы видеть своих Настоящих друзей. Слегка преувеличивая их достоинства и немного подшучивая над их недостатками.

По-хорошему сумасшедший, «безбашенный» фильм — как сам Ричи, наверное. И море эстетического удовольствия. Одним словом, шедевр.