Архив метки: Борис Акунин

Святые от Дьявола

Святые от Дьявола — это подвижники Идеи, которая больше человека. Вот признак, по которому безошибочно определяется черный цвет нимба. У святого со стороны Добра никакая, даже самая распрекрасная идея не может быть больше человека.

У Дьявола (если вас раздражает мистицизм — у Зла) обязательно есть собственные святые разного ранга. Они обладают тем же набором замечательных качеств, что и святые Добра: бескорыстны, несгибаемы, с пламенем на устах и пылающим углем в груди.

Борис Акунин, «Любовь к истории».

Метки:

Как устроено время

Оно напоминает изоляционную ленту, только она не разматывается с катушки, а наоборот наматывается на нее. Ложится всё новыми и новыми липкими, плотными слоями. Кажется, что их уже не раздерешь, обратно не отмотаешь. Но иногда бывает, что острое переживание прокалывает пленку, как иголка, и на миг вдруг оказываешься на одном из предыдущих витков. Это довольно сильное чувство.

Борис Акунин, «Любовь к истории».

Метки:

Погребальный костер

Так и смотрел бы
До самого рассвета
На пламя костра

Метки: ,

Медитация

Фандорин давно установил, что умственной работе более всего благоприятствуют два состояния: либо полный покой, либо крайний хаос. Открытие это принадлежало Конфуцию, который еще два с половиной тысячелетия назад изрек: «Среди стоящих беги, среди бегущих — остановись».

Борис Акунин, «Черный город».

Метки: ,

Дневник

Старые записи Эраст Петрович не хранил, а просто выкидывал — Никки («дневник») велся не для перечитывания или, упаси боже, ради потомства, а исключительно во имя самого процесса. Что надобно уму и сердцу, и так останется. Что лишнее — пускай улетает, как сухая листва под ветром.

Борис Акунин, «Черный город».

Метки: ,

Шпион

Очередную экранизацию Акунина я с нетерпением ждал больше года. Во-первых, это Акунин и испортить его практически невозможно. Не потому, что он настолько плох, совсем напротив — его сюжеты способны «вытащить» даже откровенно слабую постановку, как это было с «Черным монахом». Во-вторых, это «ТриТэ», которой при всей моей антипатии лично к Михалкову три предыдущие экранизации удались просто блестяще. Ну, и Бондарчук — было интересно посмотреть, как он справится с героической ролью Октябрьского после слабенькой роли полковника Бурчинского в «Статском советнике». Вот с него, собственно, и начнем…

Нельзя сказать, что он совсем не справился. Да, Бондарчук давно уже играет самого себя. Но роли он соответствует. Октябрьский получился чуть «бледноват», но акунинскому персонажу не противоречил. Как михалковский Пожарский в «Статском советнике» — в пределах допустимого. Все остальные, включая главного героя, просто статисты. Совершенно не запоминающиеся роли. В целом, актерской игры нет. Минус.

Режиссура. Алексей Андрианов — сценарист, оператор, теперь режиссер. В активе — 5 каких-то невнятных фильма. Модные трюки, красивые съемки, компьютерная графика. А вот с актерами работать не умеет совершенно. Так что — тоже минус.

Графика заслуживает отдельного упоминания. В видеоряде присутствует так и не построенное здание Дворца Советов, который в те времена только проектировался. Телефонную будку разбивает грузовик, как в похожей сцене из «Матрицы». Вообще, Москва какая-то ненатуральная, словно со страниц альтернативной истории. Зачем все это было нужно? Разве только «замазать» прочие огрехи. Минус.

Но отвращения фильм все-таки не вызывает. Визуализация очередного романа «злого человека» в любом случае событие для его читательской аудитории. А вот для остальных, боюсь, фильм окажется «ни о чем».

Метки:

Пелагия и белый бульдог

Воистину — чем больше ожиданий, тем сильнее разочарование. «Акунинскую» эстафету Первого канала принял Второй и после «фандоринского цикла» Адабашьяна, Файзиева и младшего Янковского за первый роман из цикла «провинциальный детектив» взялся Юрий Мороз, который сделал из него очередное 8-серийное «мыло», как чуть раньше он сделал это с «Братьями Карамазовыми». Детективный роман Акунина про чеховскую и гоголевскую Россию (а уж он мастер стилизации — от крапивинской волшебной сказочности до японской созерцательной эстетики) Мороз стилизовал под михалковскую «пьесу для механического пианино». Стилизовать стилизацию — на мой вкус, перебор. Тем более под Михалкова — прямо прижизненный памятник воздвиг, экстерном принял в классики. Однако, от личности и предпочтения режиссера перейдем уже непосредственно к «шедевру»…

Во-первых, я совершенно не понимаю, зачем нужно 8 серий, если основные сюжетные линии все равно безжалостно урезались до полупрозрачной схематичности. Колоритнейшая фигура губернатора, немецкого барона, для которого «закон есть закон, потому что это закон» и не понимающего русской избирательности в исполнении законов, превратилась в по-вологодски окающего «тишайшего губернатора тишайшей губернии», бледную немочь под каблуком у властной жены, рвущейся к светской жизни в Петербург. Также и Митрофаний оказался скучным «столпом веры», показанным со всяческим уважением, но все-таки банальным и обычным. А ведь это он, бывший в бурной юности бравым полковым командиром и в святом служении сохранивший организаторский склад ума, стал ближайшим советником губернатора и вместе с ним сделал губернию «тишайшей» — и прежде всего в криминальном смысле. Пелагия и ее «сестра» Полина Андреевна тоже весьма интригующая фигура, а в фильме даже намеком не показали, что это шустрая «невеста Христова» преображается в светскую львицу, кружащую голову всем мужчинам посильнее пресловутой femme fatale, вокруг которой разворачиваются драматические события.

Кстати, сама Наина Георгиевна, напротив — в фильме выпячена несоразмерно ее роли в первоисточнике. Впрочем, это и понятно — очередная «находка», ссылка на Островского, вернее на рязановский «Жестокий романс», или даже опять-таки на Михалкова. Впрочем, возможно это уже я параноик и вижу то, чего нет и тень «великого режиссера» мне видится даже там, где ее нет.

Во-вторых, весь фильм представляет собой какое-то «шоу двойников» — детектив-монахиня мимикой и интонацией напоминает Елену Яковлеву в роли Каменской, петербургский «злой демон» Бубенцов, гроза мужчин и кумир женщин — вылитый Меньшиков в амплуа высокомерного статского советника, а энтузиаст прогресса художник-фотограф Поджио — это типаж Егора Бироева, высокий, красивый, обаятельный соблазнитель с открытой улыбкой. Ей-богу, лучше было бы их самих пригласить, чем делать бледные копии. Раз уж не удалось нарисовать неповторимые характеры, новые типажи. Хотя, наверное, это закон жанра — сериалы живут на узнаваемых с первого взгляда типажах и жестком делении на главных героев и прочую массовку.

Ну и в-третьих, для «тех кто знает» в сюжете есть несколько проверок «на профпригодность» для режиссера. Скандальные сцены — пикировка за столом и последовавшая перемена завещания, скандал на вернисаже с дракой, а также драматическая погоня под дождем и даже судебное разбирательство, жемчужина сюжета, оказались просто провальными. Страшной маски и эффектной грозы над особняком оказалось недостаточно для по-настоящему жуткой атмосферы и получился скучный, медлительный, затянутый сериал, который интересен в начале и в конце и совершенно невыносим в середине. Если бы не сам сюжет и язвительность Акунина, пробивающаяся сквозь густое «мыло» Зои Кудри (интересно, ее фамилия склоняется или правильнее написать «Кудря»?), то смотреть было бы незачем.

Резюмируя — премьера сезона определенно не удалась.

Метки: , ,