12 приемов литературной полемики

«…или Пособие по газетным дискуссиям». Карел Чапек

Вступление автора

Это краткое руководство рассчитано не на участников полемики, а на читателей, чтобы они могли хотя бы приблизительно ориентироваться в приемах полемической борьбы. Я говорю о приемах, но никак не о правилах, потому что в газетной полемике в отличие от всех других видов борьбы — поединков, дуэлей, драк, побоищ, схваток, матчей, турниров и вообще состязаний в мужской силе, нет никаких правил — по крайней мере у нас. В классической борьбе, например, не допускается, чтобы противники ругались во время состязания. В боксе нельзя нанести удар по воздуху, а потом заявить, что противник нокаутирован. При штыковой атаке не принято, чтобы солдаты обеих сторон клеветали друг над друга — это делают за них журналисты в тылу. Читать далее 12 приемов литературной полемики

Внеклассное чтение

Сначала обомлевшей Мире вручил букет Максим Кафкин, ведущий телешоу «Как украсть миллион». Не успела она прийти в себя, а ей уже тряс руку колумнист Михаил Соколов, реставратор некогда славной и теперь снова входящей в моду профессии сатириков-государственников. Потом бедняжку целовала светско-парламентская львица Ирина Оригами. А следом, шурша шелками и туманами, уже наплывала блистательная Изабелла Марченко (народная кличка «Средство Макропулоса»*) – на великую актрису Николас воззрился с особенным интересом, вспомнив, что она судится с газетой «Эросе» за диффамацию: редакция поздравила легенду кинематографа с совершеннолетием правнука.

* это спектакль, в котором главной героине 337 лет…

Знакомые все лица :) и такая очень акунинская язвительность… «злой человек», угу…

Эдвард Радзинский, «Еще раз про любовь»

Обжигающая книга. Безумная смесь чистоты и цинизма, грязи и святости, красоты и уродства. Превознося женщин до небес и презирая мужчин — он прав. Но читать его безумно тяжело. Хотя оторваться невозможно.

Темная Башня

Темная Башня — это смысл существования Роланда, последнего стрелка этого мира. С двумя револьверами у бедра, это живое воплощение понятия «вестерн», человек этот идет через миры и измерения к своей цели. Идет по трупам, спасая и убивая тех, кто оказывается на его пути по воле «ка» — так в его мире называлось то, что мы зовем судьбой, предначертанием и смыслом. Идет, чтобы спасти мир. Потому что Вселенная — это множество миров, а Темная Башня — та ось, которая пронизывает все эти миры и удерживает мироздание в равновесии. Но «мир сдвинулся с места», что-то необратимо разрушается в Башне и это сказывается во всех мирах. Пропадает магия, перестает работать древняя техника, сама ткань пространства прорывается, впуская в наш мир демонов из «пустоши». Рухнет Башня — и всему придет конец. А Роланд идет к Башне, чтобы если не повернуть вспять этот процесс, то хотя бы остановить его. И делает это так как умеет — убивая по пути врагов Башни и помогая ее защитникам…

Тридцать лет назад Стивен Кинг начал писать о Роланде из Гилеала, последнем стрелке разваливающегося мира. И написал роман «Стрелок» — без начала и конца, просто эпизод из великого крестового похода, которым изо дня в день идет каждый из нас, защищая и отстаивая свой собственный мир. Но книга эта, затронув столь серьезные мысли и огромное количество поклонников, сподвигла Кинга продолжить повествование, и в какой-то момент стала его собственной Темной Башней. За эти тридцать лет он стал богатым и известным, написал очень много книг, но в каждой из них — и чем дальше, тем явственнее — мелькала тень, отбрасываемая Темной Башней, что стоит на поле алых роз в самом центре мироздания. Последние книги цикла читатели ждали с нетерпением, а самому Стивену иногда стоило неимоверных усилий снова и снова возвращаться на путь, ведущий к Башне. Но в конце концов Роланд дошел до своей Башни, а все книги, написаные Кингом к тому времени, стали частью истории Темной Башни, вокруг которой вращаются все мира, придуманные и написанные мастером жанра «horror»…

Книга рекомендуется тем, кого сам Кинг в своих предисловиях называет «мой дорогой Постоянный читатель». Начинать знакомство со Стивеном Кингом лучше с других его книг. Более того — обратившись к «Башне» в самую последнюю очередь, читатель получит удовольствие от глобальной картины, которая собирается их всех остальных произведений, как паззл из кусочков. Да и фэнтазийная тематика для Кинга — достаточно редкое явление, в основном он пишет на грани нашей реальности, а не в вымышленных мирах. Что делает «Башню» еще интересней за счет смешения таких разных стилей, как фэнтази, фантастика, вестерн и даже мелодрама, но начинать лучше с более «стилистически чистых» вещей.

Без преувеличения, это — лучшая книга Стивена Кинга, настоящая вершина его писательской карьеры. Как и Роланд, он дошел таки до своей Темной Башни…

Роджер Желязны, «Хроники Амбера»

Наша реальность — нечто среднее между закономерностью и случаем, Светом и Тьмой, Амбером и Хаосом. Амбер — это другая реальность, мир абсолютного порядка. С другой стороны — Хаос, реальность вечно меняющаяся и непостижимая. А вся Вселенная — множество параллельных миров-отражений Амбера и Хаоса, двух центров реальности. И только члены правящих династий королевства Амбер и Дворов Хаоса обладают возможностью ходить между мирами-отражениями…

Очень красивая философская концепция мира, постепенно раскрывающаяся во всей своей красоте и законченности — главная составляющая долгой истории об дворцовых интригах и приключениях принцев Амбера в отражениях, среди которых встречается и наша реальность. Первая часть — пять книг из 10 — повествует от первого лица принца Корвина Амберского и представляет собой законченную и полную картину описываемого мира. На чем, на мой взгляд, и стоило бы поставить точку. Потому, что вторая часть описывает жизнь в другом краю — при Дворах Хаоса и ведется от лица Мерлина, волшебника и принца Хаоса. И, как мне кажется, Хаос автору удался намного меньше. В повествование постоянно вплетаются детали, рушащие стройную картину мира — какая-то жизнь за пределами Хаоса, который вроде бы и должен быть абсолютным краем мира с одной стороны. А с другой стороны появляется какой-то Изначальный мир порядка, рядом с которым вторичен даже Амбер. Какие-то девять колец из вневременья — как тут не вспомнить «Властелина колец». Какие-то независимые от Амбера и Хаоса миры. У Мерлина в любой, даже самой безвыходной, ситуации всегда находится «последнее средство». И интриги… их количество даст фору любому клановому сериалу, просто какая-то «Санта-Барбара». Не знаю, может описание Хаоса и должно быть хаотичным, но… все же мне кажется, что для того, чтобы красиво описать «мир наоборот» нужно, как минимум, обладать математическим мышлением Льюиса Кэррола с его Страной чудес и Зазеркальем. Словом, Хаос не удался…

В общем же впечатление скорее положительное. Тщательно проработанная игровая вселенная — идеальное место для воображения фэнов. Ролевые игры, любительские продолжения и предистории… все то, что когда-то сделало «Влестелина колец» и «Звездные войны» легендами… у «Амбера» все шансы стать рядом. Если только эту книгу экранизируют достаточно хорошо, а не так, как это сделали с «Волшебником Земноморья»…