«Мир будущего в произведениях Азимова…

…или сочинение на заданную тему». Я намерено пользуюсь этим школьным оборотом, чтобы избежать модного слова «essai». В эссеистику сейчас ударились многие и я не хотел бы показаться «слишком модным» из-за того, что не могу назвать эту запись словом «рецензия». Так что — пусть будет сочинение…

Одной из самых любимых тем всех писателей фантастов является будущее. В нем они воплощают ожидания научных открытий, просчитывают конечные результаты тенденций современности, моделируют мир завтрашний по принципу причинно-следственных связей. Азимов повел свое повествование вокруг искусственного интеллекта… Читать далее «Мир будущего в произведениях Азимова…

Кладбищенские истории

Книга написана в соавторстве. Григорий «Резонер» Чхартишвили и его alter-ego Борис «Затейник» Акунин написали книгу — по десять историй про десять кладбищ. Сначала эссе Чхартишливи, потом детективная история Акунина. Описывать сложно, это надо читать. Но я позволю себе дерзость изменить концовку одной из историй, чтобы она осталась в моей памяти такой.

— Ничего не понимаю, — сказал президент юридической компании, пожимая руку вдове, на лице у которой закоченела (вероятно, теперь уже до конца жизни) растерянная полуулыбка. — Не было никаких резонов, абсолютно никаких… Экспертиза установила, что перед выстрелом он вертел барабан револьвера. Но это не русская рулетка, все шесть патронов были в барабане. Все шесть…

«Моя борьба»

Автор книги — великолепный оратор, пламенный патриот и светлая голова. Простым и понятным языком он говорит об устройстве политической системы, о недостатках системы образовательной, о причинах зарождения и падения империй и цивилизаций. С большой искренностью говорит он о своих чувствах и своем видении проблем и их решений. Суровая жизненная школа дала ему возможность не отстраненно рассуждать, а говорить о своем опыте и о выводах, выдающих в нем весьма незаурядного мыслителя. С армейской решимостью он отстаивает свой путь, своей понимание проблемы и способов его решения. Ни один из вопросов не проходит мимо него — от личной ответственности вождей вместо коллегиальной безотвественности представительского парламента до отвественности перед грядущим, перед историками которого нынешнему поколению предстоит держать ответ. Весь труд пронизывает благородство человеческого духа, которое этот выдающийся сын своего народа, твердо стоящий на собственных ногах в настоящем, с гордостью несет в будущее. Читать далее «Моя борьба»

Николай Фробениус, «Каталог Латура»

Читая эту книгу сразу за «Парфюмером» Зюскинда, я как будто продолжил чтение. Латур, как и Гринуй Зюскинда, разительно отличается от окружающий, как и Гринуй жаждет постичь суть этой разницы и устранить ее. И, как и Гриную, в конце концов эму это удается…

Только, в отличие от Гринуя, Латур лишен ощущения боли. На пути своей idea fixe он становится учеником лучших анатомов Франции, лакеем маркиза де Сада и убийцей. Написаная в том же духе, что и «Парфюмер», книга эта сравнительно слабее, хотя тоже весьма и весьма неплоха. Время, потраченное на нее, не оказалось потерянным…

Патрик Зюскинд, «Парфюмер»

Эта книга стала почти классикой. Заполняя пробелы в образовании, я тоже ее прочел…

Человек рождается со всеми приличествующими его биологической сущностью особенностями. И лишенные одной из них странные одиночки очень остро чувстуют разницу. В книге речь идет о запахе, о жизни человека, который не пахнет, но очень остро чувствует запахи. То, что нас окружает, к чему привычны настолько, что перестем замечать, внимательному обонянию рассказывает о нас все. Но за это отличие, за это превосходство над остальными такой человек получает отчуждение и ненависть, рожденную страхом перед непонятным. Это история жизни человека, который знает для чего родился и добивается своих целей вопреки всему — весьма враждебно настроенному — миру. Человека, полного отвращения к окружающим, человека живущего в непостижимом для них тонком мире запахов. Человека, для которого тонкий аромат дороже жизни, своей и чужой. Жизни, полной зловония в его представлении.

Читая книгу, я не мог отделаться от незримого присутствия тени Виктора Гюго — если угодно, запаха Парижа из книг Гюго. Все эти подробные, хоть и малопривлекательные, описания города, стиль изложения, те же создающие фаталистичную атмосферу скупые намеки, обозначающие дальнейшее повествование и та же решительность, с которой автор разделывается со второстепенныеми персонажами, несколькими строчками обрисовывая их конец, как только они покидают основную нить повествования. Это действительно классическое произведение в смысле принадлежности стилю классического романизма. В той мрачном его разновидности, которая отличает Виктора Гюго от жизнерадостного Александра Дюма. Великолепное чтение для тех, кому «Собор Парижской Богоматери», «Отверженные» и «Человек, который смеется» не кажутся слишком тяжелыми для восприятия.

Фейерверк Волшебства…

…или «Страница Московских Волшебников«.

Вы хотели получить всемогущество? Мановением руки менять погоду, управлять людьми, материализовывать предметы… деньги, наконец? Хотели бы получить «ключик от всего»? Нет, не так как в детстве — «а давай, как будто…» — по-настоящему. Энергетические практики, расширение сознания…. Хотели бы?

Об этом писал Кастанеда, об этом пишут Ричард Бах и Паоло Коэльо. То, что здравомыслящий человек воспримет как метафору, как психологический прием «поверь в свои силы и ты сможешь все», шизофреник воспримет буквально, как руководство к действию, как учебник практикующего волшебника. Но что такое здравый смысл? — вера в непогрешимость кем-то выдуманных законов? Там, за гранью понимаемого — безумие. В сумеречной зоне между этим безумием и нашим устоявшимся здравомыслием бродят все ученые, все исследователи нового. В этой сумеречной зоне все, о чем пишут Гурангов и Долохов, авторы книги и ведущие экзотических семинаров развития личности.

Это действительно учебник практикующего волшебника. Книга, безусловно, любопытная и заслуживает прочтения. Материал, мягко говоря, необычный и подается он с тонким юмором и самоиронией. Очень странное ощущение — между строк как будто сквозит смущение за то, как абсурдно выглядит то, что авторы нам говорят. Мол «смейтесь, смейтесь, только попробуйте хотя бы разок сами и вы увидите, кто прав». И очень-очень хочется им поверить. Что мир это иллюзия и что мы сами создаем свои иллюзии, а значит — имеем полную власть их менять по своему усмотрению. Что можно сформулировать желание, щелкнуть пальцами — и оно сбудется. Пусть не сейчас, пусть не буквально, но — обязательно. Что можно пойти в парк и на скамейке найти новый мобильник, о котором давно мечтал. Что можно придумать заговор от смертельной болезни и врачи признают диагноз ошибочным. И что всему этому есть объяснение — не сказка, «так не бывает», а Внутренний Огонь, энергетические практики, йога и все то непознанное, что есть, но нами — пока! — не понято…

Ощущения на кончиках пальцев. Такое со всеми случалось — чуть-чуть больше чем везение, когда мы точно знаем, что это наше желение влияет на исход событий. Знаем, но не можем объяснить. Это хорошо знают игроки, еле уловимый и потому очень обманчивый миг, когда ты ведешь игру, управляешь случайностями. «Папа» и «Борода» (Долохов и Гурангов) говорят именно об этом.

Приятного чтения… и берегите «крышу» :) может уехать… лехко!
Я, блин, предупредил…

Анатолий Протопопов, «Трактат о любви…»

«…как ее понимает жуткий зануда».

Еще одна книга о взаимоотношениях мужчины и женщины. В отличие социоально направленной книги Никонова о феминизме, книга эта книга «биологическая». Автор этолог, что обуславливает его внимание к врожденным навыкам и моделям поведения. В описании поведенческих тактик он вводит понятие «примативность», обозначающая следование инстинктам и «ранг» — понятие, определяющее место в иерархии стаи. Оперируя этими понятиями, Протопопов все женские и мужские мотивы обосновывает тем, что «так сложилось исторически». Забавно читать этот «научный труд», особенно такие вот шедевры…

Доверять зову сердца есть смысл, только если ваша цель – максимум сиюминутных (особенно сексуальных) ощущений. Даже в этом случае, если вам не хочется воспитывать трудного ребёнка, а тем более, если беспокоит рост агрессивности человечества, от беременности лучше предохраниться. Для создания устойчивой семьи доверять сердцу ни в коем случае нельзя. А так как включенный инстинкт блокирует работу рассудка, старайтесь прибегать к помощи других людей, способных рассуждать здраво.

А если кого и хотелось бы порекомендовать, так это низкопримативных, независимо от их ранга. Другое дело, что сердце таких не понимает, но торжество разума возможно только на соответствующей генетической базе

Или вот еще…

Иначе говоря, человек отличается от животных (лучше так – «других животных») не тем, что у него нет инстинктов, а тем, что инстинктивные мотивации властвуют над поведением человека в существенно меньшей степени, чем над поведением низших животных. Человек (в отличие вышеупомянутой мухи) может поступить вопреки своим чувствам и желаниям – если захочет.

То есть наше провосходство перед животными заключается в том, что сознательной рассудочной деятельностью мы можем — а, судя по тону повестования, и должны! — формировать дальнейшее развитие цивилизации, идя наперекор своим «животным желаниям» и исходя из соображений «высшей необходимости». И при всем при этом, совершенно прозрачно, что книга написана в утешение тем, кого женщины не любят. Потому что они думают другим местом… я, простите за двусмысленность, говорю об отживших, примитивных инстинктах, «которым не место в разумной деятельности человека 21 столетия». А вот интересно, что автор думает о такой, когда-то очень модной и «прогрессивной», науке под названием «евгеника»?

Но в общем, книга забавная… не такая спорная, как провокационный текст Никонова, но — забавная. Рекомендуется прочитать хотя бы для общего развития.

Александр Никонов, «Конец феминизма…»

«…или чем женщина отличается от человека».

Провокационная книга с провокационным названием. Автор, профессиональный журналист, производит впечатление настоящего мастера словесной эквилибристики. Даже зависть берет. Кажется, что он с легкостью напишет любой текст «на заданную тему» — причем напишет интересно, непротиворечиво и убедительно. Литературный авантюрист, он выбирает самый скандальные и провокационные темы. В этой книге достается феминизму как явлению, а вкупе с ним и знаменитому феномену «политкорректности», которым больно современное общество.

Очень точная книга, возможно излишне эмоциональная и субьективная — автор, как никак мужчина и скандальный журналист, а не академичный ученый. Но весь идиотизм «дискриминации по половому признаку» показан просто во всей красе…

«Дозоры» Сергея Лукьяненко

День и Ночь, Свет и Тьма, Долг и Свобода… Добро и Зло? — скорее альтруизм и эгоизм, потому что «хорошее» и «плохое» — оценки относительные и не существующие сами по себе. В отличие от двух изначальных сил, определяющих двойственность всего. На этой не новой, но вечной истине Сергей Лукьяненко построил концепцию четырех романов серии «Дозоры».

В ней очередным проявлением двойственности мира стало деление на людей обычных и Иных — обладающих умением чувствовать и использовать жизенную энергих напрямую, телепаты и ясновидящие, ведьмы и колдуны, вампиры и оборотни, маги и целители. Которые, будучи ближе к изначальным силам, обязаны выбрать одну и сторон, стать Светлыми или Темными.

Ночной Дозор. Они — Светлые. Их время — ночь, когда темные силы преобладают. Их задача — защищать людей от вампиров, пресекать убийства и сдерживать Темных. Чтобы мир не рухнул…

Дневной Дозор. Они — Темные. Их время — день, когда творятся дела Светлых. Их задача — не позволять ясновидящим вмешиваться в естесственный ход событий, сдерживать целителей, защищать своих от истребления. Чтобы мир не рухнул…

Сумеречный Дозор. Еще их называют Иной Инквизицией. Это они, когда мир был на грани самоубийственной войны между Светлыми и Темными Иными, заключили Великий Договор, в рамках которого Иные живут своей жизнью, а специально созданные Дозоры наблюдают за соблюдением Равновесия с обеих сторон. И это они — та последняя инстанция, которая решает спорные вопросы, всегда становясь на сторону тех, кто слабее. Чтобы мир не рухнул…

Последний Дозор. Группа Светлых, Темных и Инквизиторов, объединенные одной целью — проникнуть на самый глубинный слой Сумрака (слои Сумрака — это параллельные миры, куда есть доступ только Иным), чтобы изменить саму его суть, чтобы Иных как таковых больше не было.

Гремучая смесь шпионского детектива и волшебной сказки, очень динамичный сюжет, где в интргах вселенского масштаба скромный Светлый маг третьего уровня становится той ключевой пешкой, которая решает исход партии, попутно прорываясь в ферзи — до уровня Высшего Светлого вне категорий. Пересказывать сюжет — дело весьма неблагодарное, но любителям магии, заклянаний, древних тайн и современного детектива понравятся магические поединки в московских подворотнях нашего времени, где решаются вопросы не только (и не столько!) кто сильнее, но и вопросы философские — кто прав и зачем нужно то, что считается Злом… легкая нравоучительность присутствует, но не раздражает. Любителям жанра — рекомендуется однозначно.

Никколо Макиавелли, «Государь»

Кто теперь помнит великого князя, которому ворноподданнически посвящается данная книга? Но все знают имя Никколо Макиавелли как одного из величайших хитрецов и интриганов. «Государь» — его легендарный труд о войне, власти и политике. Написанная на примерах новейшей — для его современников — истории, книга представляет собой практический учебник для правителя. Просто и понятно описываются способы захвата и удержания власти, правил поведения монарха и военачальника и методов — как честных, так и не очень — победы над врагами и установления власти над друзьями. Просто классика политологии, выдержанная в ключе «цель оправдывает средства». Книгу можно было бы назвать циничной, но в наше время политика «плаща и кинжала» уже никому не кажется чем-то черезмерным. При интересе к основному предмету исследования — то есть к власти — книга читается на одном дыхании и вызывает желание прочесть все, что написал этот выдающийся знаток людей и народов.