«Дозоры» Тимура Бекмамбетова

Как оказалось, хороший фильм по хорошей книге может быть или точной экранизацией или совершенно другим произведением. Вместо «фантастики жеского действия» (классификация принадлежит самому Сергею Лукьяненко) мы получили фильм об отношениях между людьми. Не хуже, не лучше — просто «Другой Дозор» (так прозвали фильм за несоответствие первоисточнику).

В качестве основной сюжетной линии в «Ночном Дозоре» выбрана первая часть книги «Ночной Дозор». А качестве завязки сюжета — эпизод из первой части книги «Дневной Дозор» с поправкой на то, что это именно Антон, будучи еще не Иным, обращается к ведьме, чтобы вернуть жену. Егор оказывается его сыном, который не может простить отцу развод и попытку через ведьму его убить еще до рождения. А сам «Ночной Дозор» прячется за легендой муниципального «МосГорСвета», что весьма символично, но тоже весьма далеко от книги. Фильм весьма динамичен, сюжет скручен в тугую пружину, а режиссерские и операторские ходы завтавляют вспомнить Бекмамбетова-рекламиста, выпустившего блестящую серию роликов про «Альфа-банк», «Империал» и несколько сюжетов «Фейри»…

Упоминание брендов данном отзыве никем не оплачено.

Фильм получился спорным — фанаты шипели и плевались, незнакомые с книгами стали их раскупать, споры о том, как надо изобразать Сумрак, велись повсеместно, но так или иначе — проект увенчался шумным успехом, что подтвердилось рекордными суммами прибыли от проката.

Компьютерные эффекты первой части были, на мой взгляд, «пробой пера». Взгляд изнутри электропроводки, полеты на фургоне, история падающей гайки едва ли были нужны по сюжету — скорее были просто красивым дополнением видеоряда. Во второй части все намного более уместно — всадник, пробивающий стену, падение Останкинской башни, «конец света» в Москве и финальное переключение реальности после сакраментального «НЕТ», сказанного Антоном, все это просто поражает воображение.

Сюжет второй части, хотя и основывается на второй части того же «Ночного дозора», тоже весьма символичен. Таинственный Мел Судьбы использыется для исправления лишь собственной судьбы, корректировки ошибок прошлого. Едва ли сам Лукьяненко допускал такое прочтение. Но все делалось с его ведома — Сергей Лукьяненко соавтор сценария. Более того, даже завсетился собственной персоной в двухсекундной сцене в школе магов в качестве одно из стажеров. Осмтальные массовки также выбрана весьма иронично — в качестве начинающих магов в классе сидят писатели-фантасты, а на большой вечеринке Темных собрался весь московский шоу-бизнес, очень много узнаваемых лиц. Даже реклама более мягкая, фраза «Вот ты, Антон, светлый, а пиво пьешь темное» на фоне бокала «Старого Мельника» не раздражает совершенно.

Вообще «Дневной Дозор» — фильм намного более цельный, сбалансированый, я бы даже сказал окончательный. Концовка не оставляет никаких вариантов развития. Все кончено. Настолько, что слухи о третьем фильме вводят просто в замешательство. Я просто не могу этого представить…

«Дозоры» Сергея Лукьяненко

День и Ночь, Свет и Тьма, Долг и Свобода… Добро и Зло? — скорее альтруизм и эгоизм, потому что «хорошее» и «плохое» — оценки относительные и не существующие сами по себе. В отличие от двух изначальных сил, определяющих двойственность всего. На этой не новой, но вечной истине Сергей Лукьяненко построил концепцию четырех романов серии «Дозоры».

В ней очередным проявлением двойственности мира стало деление на людей обычных и Иных — обладающих умением чувствовать и использовать жизенную энергих напрямую, телепаты и ясновидящие, ведьмы и колдуны, вампиры и оборотни, маги и целители. Которые, будучи ближе к изначальным силам, обязаны выбрать одну и сторон, стать Светлыми или Темными.

Ночной Дозор. Они — Светлые. Их время — ночь, когда темные силы преобладают. Их задача — защищать людей от вампиров, пресекать убийства и сдерживать Темных. Чтобы мир не рухнул…

Дневной Дозор. Они — Темные. Их время — день, когда творятся дела Светлых. Их задача — не позволять ясновидящим вмешиваться в естесственный ход событий, сдерживать целителей, защищать своих от истребления. Чтобы мир не рухнул…

Сумеречный Дозор. Еще их называют Иной Инквизицией. Это они, когда мир был на грани самоубийственной войны между Светлыми и Темными Иными, заключили Великий Договор, в рамках которого Иные живут своей жизнью, а специально созданные Дозоры наблюдают за соблюдением Равновесия с обеих сторон. И это они — та последняя инстанция, которая решает спорные вопросы, всегда становясь на сторону тех, кто слабее. Чтобы мир не рухнул…

Последний Дозор. Группа Светлых, Темных и Инквизиторов, объединенные одной целью — проникнуть на самый глубинный слой Сумрака (слои Сумрака — это параллельные миры, куда есть доступ только Иным), чтобы изменить саму его суть, чтобы Иных как таковых больше не было.

Гремучая смесь шпионского детектива и волшебной сказки, очень динамичный сюжет, где в интргах вселенского масштаба скромный Светлый маг третьего уровня становится той ключевой пешкой, которая решает исход партии, попутно прорываясь в ферзи — до уровня Высшего Светлого вне категорий. Пересказывать сюжет — дело весьма неблагодарное, но любителям магии, заклянаний, древних тайн и современного детектива понравятся магические поединки в московских подворотнях нашего времени, где решаются вопросы не только (и не столько!) кто сильнее, но и вопросы философские — кто прав и зачем нужно то, что считается Злом… легкая нравоучительность присутствует, но не раздражает. Любителям жанра — рекомендуется однозначно.

Смайлики

Двоеточие и скобочка.
Это не мимика…

Это только пальцы —
коснувшиеся клавиатуры, вбившие в нарисованное лицо символ улыбки.
Может, оно и к лучшему.
Я могу улыбаться, даже если я плачу.

Сергей Лукьяненко, «Лабиринт Отражений»

Ночной Базар

«Рано или поздно все блокбастеры проходят через гоблинскую переозвучку. Так будет и с Ночным Дозором — если мы не успеем раньше». Это слова автора «Ночного Дозора», писателя-фантаста Сергея Лукьяненко. «Ночной Базар» — это не Гоблинский перевод в том смысле, что Дмитрий «Гоблин» Пучков не имеет к нему никакого отношения. Но это вполне «гоблинский перевод» в том смысле, что да — это перевод «на гоблинский». Помните толкиеновских гоблинов? Это для них, на их языке. Фильм назвали пародией на Гоблина, по сути — пародией на пародию. На самом же деле — довольно серьезный демарш против «гоблинизма» в кинематографе. «Перевод» сделан Александром Бачило, в качестве звуковой дорожки использовались музыкальные пародии Александра Пушного, закадровый голос — легендарный Леонид «Человек-прищепка» Володарский. «Продукт весьма специфический» — это комментарий самого Гоблина. Поклонников «смешных переводов» студий «Полный Пэ» и «Божья Искра» ждет некоторое разочарование, но в целом проект удался. И как фильм, и как «пародия на пародиста», и как «ответный удар» отечественной фантастики. И как коммерческий проект, на котором поднялись Володарский и Пушной — первый уже получил несколько контрактов на закадровый перевод, музыка второго была замечена в ротации некоторых радиоканалов.