Лабиринт

Этой дорогой всегда идут двое.

Через темный лес, мимо горящей по осени сухой травы, над озером, где утренние туманы порождают видения и миражи, под водопадом, грохот которого перекрывает все звуки. Еле заметную лесную тропинку сменяет глубокая колея грунтовой дороги, за ней — раскачивающийся веревочный мостик над пропастью, скользкий от постоянных водных брызг карниз отвесной скалы.

Здесь много дорог, но нет карты и каждый идет своим собственным путем. Поэтому и рассказы тех, кто вернулся, так отличаются друг от друга.

Иногда путники не возвращаются. Блуждают по тропам Лабиринта до конца дней. Они не заблудились, нет — покинуть Лабиринт можно всегда. Поверни назад — и первый же поворот выведет тебя к воротам. Но такова уж волшебная привлекательность Лабиринта, что, покинув его, начинаешь испытываешь острое желание снова оказаться на его тропах. И путники снова и снова становятся на тропу, открывающуюся за аркой ворот. Чтобы снова увидеть то, чего еще никогда не видел – новые миры под новыми звездами и забытое величие храмов древних.

У ворот Лабиринта бродят одинокие странники в поисках Чаши и попутчика — ибо таковы условия: только вдвоем и с общей ношей можно начать путь от ворот. Разбить Чашу, потерять попутчика – и следующий поворот выведет странников к одним из многочисленных Врат Лабиринта. И, затосковав по красотам Лабиринта, снова пойдут они искать Чашу и попутчика.

Попутчик – это половина успеха. От правильного выбора его зависит, пройдут ли путники ту или иную дорогу, сохранят ли Чашу. Это тот, кто понесет твою ношу, пока ты переводишь дух после очередного перехода. Тот, кто выбирает скорость и направление так, чтобы тебе было удобно. Тот, по отношению к которому ты сам – то же, что и он для тебя.

Выбор Чаши не менее важен – от нее зависит, какие дороги откроются странникам. Легкая Чаша из дерева проведет странников путем несложным, мимо несложных чудес, почти фокусов. Натуры утонченные, выбирающие красоту хрусталя, должны готовится к трудному и опасному пути, который будет сполна вознагражден блеском и красотой настоящей магии. В окрестностях можно найти множество совершенно разных чаш – деревянных, стальных, хрустальных или бумажных. Каждый выбирает по себе…

Чашу может нести один из путников, а второй – идти рядом и наслаждаться чудесами Лабиринта, открывающимися за каждым поворотом. НО идущим надо помнить о том, что вдвоем они смогут нести Чашу дольше.

Чашу можно нести на вытянутых руках, но идущие должны знать, что это самый тяжелый и неустойчивый способ – руки быстрее устают, и больше шансов выронить Чашу на неровной дороге. Лучше идти рядом – но для этого нужен попутчик, которому доверяешь.

Надо заметить еще, что в Лабиринте изменчиво все, даже материал самой Чаши. В зависимости от идущих, Чаша постепенно трансформируется. Дороги, открываемые Лабиринтом, зависят от Чаши, а Чаша – от того, как идущие проходят свой путь. Можно сказать, что Лабиринт будет таким, каким его хотят видеть идущие, но процесс этот медлителен и противоречив – редко когда желания двух людей, кем бы они ни были, совпадают полностью, да и скорость трансформации зависит от того, как быстро меняются сами идущие. Искушенные в магии Лабиринта волшебники могут выбирать пусть почти произвольно, но даже им необходимо принимать во внимание попутчика – его сущность, желание и способности.

Многие стремились в центр Лабиринта. Но никто из вернувшихся его не достиг – каждого рано или поздно ждало испытание, которое они не прошли. Те же, кто не возвращался, обосновывались в каком-нибудь дворце или хижине, мимо которых вела их очередная дорога. Поселялся и жил, постоянно борясь с искушением снова выйти на дорогу и продолжить путь к центру. Если побеждали они – доживали жизнь в покое и радости, если побеждало искушение – странники покидали дом и снова выходили на дорогу. Очередное испытание – если только один странник собирался в путь, а другой отказывался уходить, то первый же поворот возвращал идущего к Вратам, а оставшийся с Чашей наутро просыпался без нее и за Вратами.

Перед Вратами, в перерывах между походами и поисками попутчиков, идущие собираются вокруг костров и спрашивают у других, как пройти то или иное испытание, рассказывают о том, как проходили эти испытания сами, обсуждают и спорят до хрипоты, чей же способ лучше.

За века, на протяжении которых поколение за поколением спорило о том, что, почему и как правильнее, вокруг кострищ выросли каменные колонны и арки. На Форумы – так стали называть места для споров – постоянно приходят и уходят люди. Новички приходят с горящими глазами и самоуверенностью, мрачными, обиженными на попутчиков и разочарованными в Лабиринте приходят те, кто вернулся из первого – или очередного похода. А старожилы больше молчат, лишь изредка вставляя что-то свое в общее обсуждение.

Молчат и слушают других, глядя на играющее в ногах пламя. Их уже трудно чем-то удивить, мало из каких вопросов и ответов звучат здесь впервые. Для них Форум – театр, где из года в год, из поколения в поколение разные актеры играют одни и те же роли. В Лабиринте – хотя бы раз! – они уже побывали. Сейчас они ходят на Форум, практически живут здесь.

А Лабиринт продолжает впускать и выпускать желающих его пройти – от начала до конца, дожить до Счастья, потому что имя лабиринту Любовь и пройти его до конца не суждено никому. Но все пытаются…

Лето

Я проснулся от пения птиц. В синем небе не было ни одного облачка. Солнечный луч лежал на подушке – еще пять минут и это он бы меня разбудил. Но его опередили – звонкие голоса птиц, радующихся разгару лета, с упоением отпевающих свое сейчас, пока снова не пришла осень, когда им придется прятаться от холода и непогоды, бежать от зимы на юг. Я выглянул в окно и никого не увидел. Улица была пуста – даже шум машин, обычно раздражающий и назойливый, сейчас не слышался совсем. Только птицы и ветер, шуршащий листьями, такими зелеными и сочными, словно и не будет никакой осени, не попадают они, чтобы перед смертью прошуршать другим шорохом. Громким и бессильным шорохом старости. Старости, пахнущей смертью. Сейчас так хочется верить в то, что этого не случится. В такой день можно только жить. Жить, чувствуя себя бессмертным. Как я его ненавижу, этот день…

Не говори…

Не читай мне стихов. Поэты слишком много лгут, а разочаровываться так больно… Не говори ничего о вечности. Скажи просто, что здесь и сейчас тебе хорошо… Не говори и о верности. Скажи, как больно осознавать себя ненужной после измены… О сердцах, бьющихся в такт и об одном для двоих дыхании. Расскажи, как приятно проснуться утром рядом с любимым… Не говори, что я лучше всех. Скажи, что тебе еще не было так хорошо… Не говори мне об исключительности нашей любви. Все в этом мире уже было и – не однажды… Не говори, что не сможешь жить дальше. До сих пор от любви люди рождались, а не умирали… Не говори, что сердце умрет вместе с любовью. Скажи, что тебе будет меня недоставать… Не говори, что пойдешь за мной на край света. Край света может оказаться за углом…

Если захочешь сказать что-нибудь из этого — просто промолчи… и я услышу.