Царь, царевич, король, королевич…

Замыкает трилогию книга, в которой смешивается уже окончательно все — прошлое и будущее, реальность и вымысел. Помимо сказочной реальности, генерируемой диваном-транслятором из «Понедельника…» Стругацких, появляется возможность путешествовать по вымышленным мирам, но без машины времени Луи Седлового из того же «Понедельника…», а весьма тривиальным и вместе с тем магическим способом — заходя в книжный шкаф, подломленная ножка которого подпирается книгой. В эту книгу, собственно, и открывается дверцы шкафа.

Сюжетная завязка — не более чем предлог для третьего раунда юморины. Стаса и Костю похищают, чтобы изъять из будущего их потомков и уничтожить весь мир. Затеял эту подлость Кощей Бессмертный со знакомого уже нам Острова Русь, который таким своеобразным способом хочет заодно проверить еще и границы своего бессмертия. Прячет он их в одном из вымышленных миров, а спасать героев будет никто иной, как мистер Шерлок Холмс со своим неизменным спутником. Множество приключений, в каждом из которых таится намек или ссылка на реальных людей или литературные произведения. Куча знакомых и новых — но все равно знакомых! — персонажей. И вполне ожидаемая концовка «а ля Лукьяненко» — банальная и до отвращения праведная идея о превосходствен реального мира над вымышленным. Некая краткая лекция о вреде эскапизма. Наверное, в качестве оправдания за безотвественный междусобойчик «литературной дуэли» — кто больше намеков и ссылок зашифрует в текст, чтобы потом читатели тоже упражнялись в эрудированности, угадывая персоны людей «широко известных в узком кругу». Для этой книги мало быть начитанным, надо быть своим, чтобы знать прозвище Стругацкого «БорНатан» и альманах «Мили фантастики». Очень для своих чтиво.

Стилизация в третьей книге уж очень топорная — Холмс и Ватсон выглядят пресловутыми «полупрозрачными изобретателями» по классификации Стругацких. Шуточки в адрес литературы, оцениваемой на вес и по качеству бумаги забавны, но ситуацию не спасают. Словом авторы перешли в последнюю, неуправляемую стадию пьянств… то есть творчества и потеряли критичность. Им самим, вероятно, было очень смешно дописывать историю. Нам… увы, нет. Последние смешки соавторов одиноко звучали в тишине, пока занавес не опустился. Не понравилось.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.