Неделя неудач

Если честно — то все мы начинали именно с этого. Продолжали, дописывали (в уме, или на бумаге) свои любимые книги, воскрешали погибших героев и окончательно разбирались со злом. Порой спорили с авторами — очень-очень тихо. А как же иначе — литература не футбол, на чужом поле не поиграешь.

Сергей Лукьяненко

К слову о корнях творчества — вот и доказательство. «Неделя неудач» это как раз там самая «совсем другая история», этими словами заканчивается «Понедельник начинается в субботу». Продолжение удалось великолепно, иногда даже не верилось, что и автор другой, и время не то. В «НИИЧаВо» жизнь продолжается. Корнеев продолжает превращать океанскую воду в живую любыми способами, включая остановку Колеса Фортуны в тот момент, когда удается очередной эксперимент, Седловой случайно попадает в описываемое будущее совсем других писателей, Привалов не верит своим познаниям в электронике, столкнувшись с ноутбуком, в котором (фантастическое предположение!) «одной памяти не меньше мегабайта», а Выбегалло прорабатывают на научном совете, но он как всегда мастерски отбивается от магистров той самой «первобытной демагогией», которая держала его на плаву все время работы в НИИ.

Обычно, чем больше любишь произведение, тем сильнее раздражают подражатели. Обычно, да. В этом же случае все совершенно иначе — книга достойна самих Стругацких и очень плавно подхватывает сюжетную линию, оборванную авторами весьма резко. Это уже не сатира, каким были «Понедельник…» и «Сказка о тройке» — прошло много времени и сами объекты сатиры канули в Лету. Но очень и очень хорошая «сказка для научных работников младшего возраста», добрая и ностальгическая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.