Мусорный русский

Профессор филологии ужаснулся тому, что стало с русским языком. Он назвал его «убогим и клоачным». Правильно, кстати, назвал — по сравнению с языком Достоевского то, что мы слышим даже на государственном уровне, действительно убогий сленг, помойная клоака и копирование чужого вместе взятые. За одно только слово «фейк» надо бить по голове словарем Ожегова. Ну или далевским «толковым словарем живаго великорусского языка» — для клинических патриотов.

Неназываемый сказал, что «пещерные русофобы объявили войну русскому языку». Нет! — это пещерные русофилы разучились видеть разницу между тем, чем должен быть русский язык со своим громадным культурным слоем, и тем, что они сами из него сделали. Все эти «тренды» и «хайпы», непереведенные «транспарентность» и «инклюзивность», уголовные «мочить» и «тусоваться» — это мусор, та самая клоака. Значение слова «пользовать» в смысле «лечить» вообще никто не знает, но все используют. «Энергию» путают с «энергетикой», вместо «волнующе» поголовно говорят «волнительно», хотя уместно это разве что в среде служителей Мельпомены. Литераторы, опора и надежда словесности как таковой, становятся все ближе к самой массовой аудитории, коверкая слова и находя в этом «высшие смыслы».

Отдельного упоминания стоит «официозный» русский. Полесовское «при наличии отсутствия» еще цветочки с сравнении с современным «процесс развития движения за укрепление сотрудничества в области обеспечения». Весь этот мусор можно смело выбрасывать. И в процессе этого смысл не только не пострадает — он появится! Но может кому-то не понравиться…

И эвфемизмы. Вообще, язык эвфемизмов — это язык лжецов и трусов. «Принуждение к миру», «наведение конституционного порядка». Вы этим «миротворцев» видели — на танках, да в бронежилетах? И это не только адвокаты и дипломатами, которым по работе положено играть со смыслами. Это каждый первый сейчас так говорит. И сразу видно, кто не хочет отвечать за сделанное и «колеблется вместе с генеральной линией партии». А язык — он просто зеркало. Мусорное зеркало криминальных действий убогих людишек, которые прячут от окружающих свою сущность.

«Пещерные» русофобы — спасибо Неназываемому за формулировку — поняли все так, как поняли, и «единым фронтом» навалились на того, кто просто выразил свое сожаление по отношению к когда-то великому и могучему. Дистанцировались, выразили негодование, еще с работы турнут, чтобы тень не бросал и не пришлось рядом оказаться, когда сверху молния ударит. На всякий случай.

Так что говорить на языке Соловьева, Киселева и Симоньян это совсем не то же самое, что говорить на языке Пушкина, Достоевского и Булгакова. Даром, что в обоих случаях этот язык русский.

Достал уже этот парад уродов.
Уж простите мне мой «клоачный».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.