Головой о стену

Фильм немца турецкого происхождения о борьбе с самим собой, борьбе за свободу от давления традиций, борьбе с собственным воспитанием и тем, что называется «этническим менталитетом». Арабское воспитание — турецкое, кавказское, вообще мусульманское — оно особенное. Исламский мир очень сложно понять западному человеку. А принять и примирить в душе Восток и Запад — задача почти невозможная. Почти — потому что они есть, те кто носит в душе гремучую смесь Запада и Востока. И фильм этот снят таким вот человеком, про них и для них. Во всяком случае, они увидят в нем больше других. Свою жизнь…

Он — немецкий турок, разочаровавшийся в жизни настолько, чтобы на полной скорости врезаться в стену. Она — немецкая турчанка, настолько любит жизнь, что демонстративно режет вены, протестуя против непреклонной воли семьи, «твердой рукой» ведущей ее к жизни правильной и традиционной, где все заранее известно и решено за нее. Они встречаются в клинике для самоубийц и жизнь их становится полным отрицанием традиционных укладов. Истребляя в себе то, что им так ненавистно, они истребляют себя. «Чертовы турки», говорит он после драки в баре. «Но ты сам — один из них», отвечает она, стирая кровь с его разбитого лица. Уходя все дальше по пути саморазрушения, они опускаются — сначала вместе, а потом порознь — на самое дно и снова переходят границу жизни и смерти. И так до тех пор, пока не закончится внутренняя война. Закончится обязательно чьим-то поражением. Потому что Восток и Запад никогда не поймут и не примут друг друга. Как никогда не поймут и не примут друг друга чувства и разум. Ведь это не только конфликт культур, это конфликт чувств и разума, мечты и здравомыслия, свободы и страха одиночества. В этом второй, более глубинный смысл фильма, не имеющий никакого отношения к этнической подоплеке, которая на самом деле — просто антураж для философских мыслей автора…

Однако, антураж, для посторонних весьма колоритный и экзотический, для нас, «людей с двумя сердцами», очень родной, местами просто болезненно узнаваемый. В одинаковой готовности убивать посягнувшего на честь своей женщины, и насиловать чужую в ситуациях, когда за нее некому заступиться. Ее же после этого во всем и обвинив. В отношении женщин, которые вот именно так воспитывают мальчиков, прежде всего обучая отделять своих девочек, с которыми надо строить семейную жизнь, правильную и пресную, от чужих — которые для того, чтобы «облегчаться» от неизбежной грязи низменных инстинктов, добирать эмоций. К этому относятся как к грязному уличному туалету — и противно, и организм требует. Не в чистом же доме это делать… А в девочках все низменное по возможности подавляется, чтобы уберечь от падения, могущего замарать честь семьи — за это и убить не грех, не важно сестру ли, дочь… И это правильно, так надо, честь семьи и традиции требуют. Сцена, где отец сжигает детские фотографии дочери, едва ли не самая сильная сцена во всем фильме. Просто бульдозером по всем болевым.

Очень жесткий, чтобы не сказать — жестокий, фильм. Честный и безжалостный в своей прямоте. Снятый «человеком изнутри», знающим и, что не менее важно, имеющим право на эту жестокость. Очень сильный фильм. Весьма рекомендуется к просмотру. Только будьте готовы к тому, что он еще и очень тяжелый. Особенно, если вы из тех, кто «с двумя сердцами». Потому что болеть будут оба…

Фильм кажется весьма биографичным. И главным образом потому, что главный герой выписан недостаточно отчетливо. Я смогу рассказать его предысторию, но в фильме об этом ни слова. Что с ним случилось, как он дошел до состояния ухода — наверное, это достаточно личная история, как у всех нас. Точно в таком же тумане остается и финал — автор явно «играет со своим лицом» и избегает резких движений. Другое дело главная героиня — здесь все ясно, и предистория, и финал, не допускает никаких других толкований. О ней все сказано жестко и окончательно — молодость проходит, а вместе с ней проходит смелость идти в своих намерениях до конца…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.