Python

Вопреки предубеждению, добрался таки я до этого языка. Ну, что сказать? Я стал о нем думать и лучше, и хуже. Одновременно.

У питона нулевой порог вхождения. Начать на нем писать можно за два часа — и это включая установку, настройку и освоение среды разработки.

Однако, по мере продвижения оказывается, что он довольно обширен. В нем есть все — объекты, замыкания, исключения, аспекты. И это только в языке. Масса всего есть в стандартной библиотеке. А в репозиториях менеджера пакетов — вообще вся оставшаяся Вселенная. В общем, когда мне говорили «чтобы решить любую задачу на питоне, надо просто найти библиотеку, которая это делает», то не особенно и шутили.

Это все плюсы. С минусами обстоит примерно так же, как с порогом вхождения. Сначала это мелкие незначительные особенности. Виртуальное окружение именно с той версией интепретатора, которая нужна, сначала кажется приятным дополнением А потом ты понимаешь, что это не просто дополнения, а основа, без которого проект может просто умереть. Заменили из политкорректности master и slave на parent и child — и весь прежний код превращается в труху. Или, допустим, интепретатор обновился, а графическая библиотека еще нет — и приходится выбирать версию интерпретатора, для которой все нужные библиотеки имеют подходящие версии. Попутно вспоминая, чем именно отличается эта версия от того, что было раньше или позже. И виртуальные окружения, позволяющие «все свое носить с собой», становится суровой необходимостью. А разработчик оказывается в плену у этой конкретной версии (не диалекта, даже — версии!) на все время жизни проекта.

В общем, очень интересный зверек эта «змейка», но всерьез я бы к ней не относился. Язык, в котором нет обратной совместимости и все может умереть одномоментно, — это киберсапсенс. А я не любитель этого жанра.

Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *