Архив рубрики: Избранное

Мир остановился

Мир стремительно рос вширь — новые улицы, города, страны; вглубь — новые люди, знания, события; во времени — история, космология, физика; в несбывшееся и несуществующее — литература, кинематограф, виртуальная реальность. Горизонт убежал аж за горизонт событий, а пространство внутри заполнилось встречами и идеями, гаджетами и спортом, умениями и сверхъестественными способностями.

А потом он остановился. Не покидая Земли, мы узнали границы Вселенной; не выходя из кинотеатра — пережили Апокалипсис; не сделав и шага, познали пределы. Нам не нужен гравитационный двигатель — для наших нужд достаточно бензинового; не нужны звезды — все наши интересы на Земле; не нужна вечность — даже нашу короткую жизнь мы тратим на совершенствование ничегонеделания.

А потом он станет уменьшаться. Круг общения все меньше, интересы все уже, путешествия все короче. Делать что-то, не чувствуя себя первопроходцем, сначала невозможно, потом тяжело, но вскоре — вполне приемлемо. Чтобы сохранить привычные радости, чтобы новый день не стал хуже прошедшего. И книги о других мирах все скучнее, а сопереживания житейским бедам все ценней. И звезды — просто сгустки плазмы, и новая профессия — способ быстрее получить в собственность бетонную коробку, чтобы было куда прятаться по ночам.

От звезд, которые светят за окном точно так же, как светили над пещерой неандертальцев. Как будут светить над марсианским ландшафтом через сто лет. И хорошо, если освещать они будут купол марсианской колонии.

А если нет?

Братья Карамазовы

«А не замахнуться ли нам, друзья мои, на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?» — Эмиль Брагинский, «Берегись автомобиля».

Смешно и наивно, наверное, мне писать о книге Федора Михайловича нашего Достоевского после того, как все творчество и самую жизнь которого до самой последней малости любовно изучили, вдумчиво упорядочили и подробно разъяснили литературные исследователи. И какие — серьезнейшие знатоки, именитые или сделавшие имя этими своими исследованиями. Вольно же мне, не дочитавшему еще и этой одной книги, в восторженной экзальтации вторгнуться в столь высокоученое сообщество, именно что «замахнуться». Впрочем, в отзыве моем есть только то, что сам я в книге нашел, увидел и приобрел. Для других скажу: не более того, но для себя — и в этом главная ценность — скажу, что и не менее того. Суждение же это много больше говорит обо мне, чем о предмете, о котором другими сказано больше, шире и глубже.

Читать далее

Метки:

Цветы для Элджернона

Впервые я прочитал этот рассказ лет в 12. Домашний, «книжный» ребенок, я каждую субботу после обеда или утро воскресенья проводил в библиотеке. Неделю за неделей я с азартом золотоискателя просеивал пахнущие бумажной пылью уголки книжных лабиринтов, со вкусом гурмана неторопливо выбирал то, что буду читать на следующей неделе вечерами, лежа на специально сшитом для меня «коврике» под напольной лампой, на которой я всегда отключал одну лампу из двух, чтобы двойные тени не утомляли зрение слишком быстро. Но даже это удовольствие было меньше, чем ходить между полками и предвкушать по названиям, чем окажется то ли иное название на обложке. Читать далее

Метки:

«Убедительная просьба»

Вот всегда мне «нравился» этот оборот. Приказной тон безличного инфинитива смягчается как бы вежливой вводной «просьба…» — и открывается поистине безграничное количество оттенков.

Вводная — она вводная и есть. Ее все равно что нет, как для говорящего, так и для слушающего. Это не просьба, это приказ. Но приказ от того, кто не имеет права на приказной тон, поэтому вводная все-таки нужна. Как страховка, путь к отступлению, если приказ будет оспорен. Нет-нет, мы не имели в виду ничего такого, никто не обязан, это была просто просьба. С другой стороны, очень прозрачный намек «лучше выполнить эту просьбу, а то ведь заставлю». К этому обороту часто прибегают в офисно-рабочем контексте, «ты все равно это сделаешь, если не сейчас, то по приказу вышестоящего». И последнее. В просьбе всегда есть тот, кто просит и тот, кого просят. По исполнению первый становится обязан второму — как минимум, благодарностью, тем самым «спасибо», которое стоит так дешево и ценится так дорого. В случае безликих формул никто никого не просит. Есть просто висящее в воздухе требование, которое нужно выполнить «добровольно». Причем, кому нужно и кто будет выполнять — понятно. Но обязан теперь не проситель исполнителю, а наоборот.

А ведь на каждом шагу. «Просьба закрывать двери», «убедительная просьба не ставить машины у мусорного бака». Вот с чего они взяли, что убедительно просят, если я чувствую, что мне категорически приказывают, спрятавшись за номинальную, «для галочки», вежливость? Ведь я знаю, что иначе мою машину просто поцарапает какой-нибудь мусоровоз.  Поди не прислушайся, чертовски убедительно. А за полуоткрытую дверь подъезда — наорет истеричный «страж порядка» из рядов местных пенсионерок. Тоже лучше не рисковать, нервы трепать на пустом месте радость небольшая.

Квантовая философия

Справедливость — это закон сохранения энергии.
Время — процесс расширения Вселенной.
Свобода — принцип неопределенности Гейзенберга.
Энтропия — мера упорядоченности Вселенной.
Жизнь — результат неоднородности Вселенной.
Смерть — выравнивание этой неоднородности.
Созидание — самоорганизация энергии, локальное уменьшение энтропии.
Разрушение — самопроизвольное или форсированное увеличение энтропии.
Зло — нарушение равновесия между Созиданием и Разрушением.
Добро — сохранение или восстановление этого равновесия.

В очередь!

Еще Ильф с Петровым заметили, как «в Москве любят запирать двери». Дубовые двери казённых учреждений и стеклянные двери метрополитена, окошки касс и резервные линии эскалаторов. И это неспроста.

Читать далее

Чему учить на уроках информатики

Эволюция школьной дисциплины «Информатика» разнообразна и удивительна. Сначала преподавалось академическое направление. То, что называется информатикой в науке: информация, теория вычислительных машин, алгоритмы, а с появлением компьютерной техники — программирование. Сначала на том, что есть — а был в то время Basic.

Читать далее

Метки: