Архив рубрики: Календарь

Конец свободы слова

Запомним этот день. Сегодня официально упразднена свобода слова.

Владимир Путин подписал указ о реорганизации агентства РИА Новости. На его базе будет создано агентство «Россия сегодня», которое возглавит Дмитрий Киселев.

Сначала я вспомнил НТВ, ТВ6 и ТВС. Потом вспомнил, что «капитана тонущих кораблей» зовут Евгений Киселев. Но осадок, как говориться, остался. РИА больше нет. Теперь в России остался только ИТАР-ТАСС для внутреннего употребления и RT — для тех, кто за занавесом. Осталось совсем немного — сам занавес заново отстроить. Ну да это дело привычное, для ученика Железного Феликса особенно.

«А свобода здесь есть только у одного слова, и слово это — моё!».

Метки: , ,

Первая шпага синематографа

Каким бы беспомощным ни было отечественное кино, фехтовальные поединки всегда были выше всякой критики. Мушкетерская «трилогия с продолжением» Юнгвальд-Хилькевича, как и серия фильмов о гардемаринах Светланы Дружининой, в этом смысле намного опережает все остальные постановки в этом жанре.

Поединок д’Артаньяна с де Жюссаком у монастыря Дешо и в порту, эпические поединки Жака с гардемаринами — это все он, постановщик трюков и исполнитель отрицательных ролей Владимир Балон. Один из немногих актеров, которые действительно умели фехтовать.

Зорро в исполнении Антонио Бандераса, недавние экранизации «мушкетеров», «Пираты Карибского моря» — лучшее, что есть в Голливуде — по сравнению с поединком Белова с де Брильи в «Гардемаринах» не более, чем ученичество и акробатика. Внимательный взгляд даже заметит разные школы — классическая французская школа мушкетеров и де Брильи против аристократической испанской La Destreza Белова и Де Жюссака. Даже в комедийном «Берегись автомобиля» поединок Гамлета с Лаэртом — постановка внутри постановки — при всей своей «игрушечности» состоит из правильных и красивых движений.

Владимир Яковлевич украсил все фильмы, которых касался как постановщик трюков. И очень жаль, что его больше нет с нами. Мастер клинка. Лучший… возможно, последний.

Прощайте, мастер, нам будет вас недоставать…

Метки:

Луч солнца золотого…

Сегодня умер Муслим Магомаев. Рядом с его именем слова «шоу-бизнес» звучат неуместно грязно. Это не про него. Он музыкант. Голос Советского союза, всего лучшего и чистого, что в нем было. Луч солнца золотого…

Послушаем в тишине.

Открыт мемориал первому президенту России

Последний покойник у нас всегда самый почитаемый. Оказывается, что человек, захвативший власть переворотом, расстрелявший парламент с лидером, которого сам он «протащил» за собой на том же собрании Верховного совета, где был избран сам буквально через 10 минут после «коронации» — это точка отсчета демократического общества.

Пьяный клоун, пытающийся дирижировать военным оркестром в Германии и не сумевший «после вчерашнего» выйти из самолета навстречу ожидающему его премьер-министру Исландии. Человек, разваливший Союз из-за стремления быть первым человеком в России, а не вторым в Союзе, и начавший кровавую резню с теми, кто взял с него пример. То, что война эта была нужна совсем другим людям и интересы у них были вполне экономические — на совести этих других людей, а не только (и не столько!) лидера. Но публичное нарушение данного слово (на секундочку — первое лицо государства!) дело совсем другое. Если с него и началась демократия, то исключительно из-за раздолбайства верховного руководства. Только это вседозволенность, а не свобода.

Конечно, по сложившейся традиции «или хорошо или ничего» все сторонники превозносят светлый лик первого «царя-батюшки», а противники притихли (демонстративное неуважение коммунистов не в счет). По отношению к человеку это, наверное, правильно. Но — историю у нас постоянно правят тоже из-за уважения к «теням ушедших»?

Все-таки «мутные 90-е» были не фоном, а следствием деятельности первого президента. Не будем лишний раз упоминать его имя из уважения к человеку, который ушел. Каким хорошим человеком он был, пусть скажут те, кто его знал лично. А вот каким он был руководителем, мы судить можем… ладно, «или ничего».

Паваротти

«Caruso». Громко. В полной тишине. В память о великом…